К двум часам ночи Декстер Нийред в сопровождении трёх вооруженных воинов добрался до Хэттонграда. Дождь путников настиг ещё при переходе реки Вилявки, поэтому к городу они подъезжали уже промокшими, не смотря на предусмотрительно надетые плащи. Мужчины уверенно двигались к известной гостинице. Ещё во времена совместной учебы Декстер с Шигео не единожды останавливались в ней. При этом не нужно было въезжать в суетной город, очень удобно она располагалась для путешественников не далеко от тракта.

     Спешившись уже во дворе гостиницы, под навесом у входа, маг приметил лошадей из Облачной долины. Они были распряжены, но узоры на попонах, выложенных на обрешетке для просушки, говорили о том, что четвероногие принадлежали Александру Эохейд. Декстер взглядом указал на лошадей своим напарникам. Те кивнули в ответ, спешились и занялись размещением своих жеребцов в стойлах.

     Из-за шума во дворе проснулась хозяйка гостиницы и вышла к вновь прибывшим за стойку, как раз тогда, когда мужчины вошли в холл. Без труда маг убедился в том, что его сын, в сопровождении сестры и мужчины из дома Югурэ, находился именно здесь. Но женщину пришлось долго успокаивать, уверяя, что он пожаловал другом, а не врагом, и никакого кровопролития в эту ночь не стоило опасаться в её доме.

     Декстер оплатил комнаты для своих воинов, но те не спешили устраиваться в них на ночлег. Георг, самый крупный из троих, последовал за Декстером на поиски сына, а двое других остались в холле за столом с кувшином вина для согрева.

     На верхнем этаже царили полумрак и умиротворение. Всего пара свечей догорало в нише у лестницы, и света едва хватало для того, чтобы ориентироваться между стенами. Георг тихо шёл следом за Декстером по узкому коридору. Учитывая его размеры и высоту, было удивительно то, как он бесшумно ступал по полу. Маг остановился и обернулся к одной из уже пройденных дверей. Вернулся к ней, подошел ближе, задумался. Приложил ладонь к полотну, а сам закрыл глаза.
— Девушка там. Принцесса Эсфирь, — он улыбнулся и открыл глаза. — Она не спит.

     Он чувствовал её внутренний свет. Волшебное, прекрасное создание, одно из самых древних в их мире. Совершенно непонимающее того, кем являлась, по сути, для каждого из жителей Онхариолта.
— Эсфирь, — прошептал маг в дверь.
Декстер колебался ещё мгновение, оправил за ухо пряди всё ещё мокрых налипающих на лицо волос, протянул руку к дверной ручке.

     Но не тут-то было. Не успел Декстер открыть дверь, как в следующий миг они с Георгом оказались в тёплой и хорошо освещённой комнате принца и хранителя.
— Красавчик! — с улыбкой проговорил Шигео. — Мимо меня и мышка не прошмыгнёт.

     Если Декстер в какой-то мере был готов к подобному действию хранителя, то Георг сейчас пребывал вне себя от изумления. Реакция воина пришлась для присутствующих совершенно неожиданной. В одно быстрое движение тот схватил Шигео за горло и поднял над собой. Учитывая размеры Георга относительно телосложения хранителя, то Шигео сейчас казался доходягой в руках детины. Ухватившись за его руку, Шигео хрипел от нехватки воздуха, ведь тот со всей силы сжимал горло. Ноги болтались в воздухе. Александр с Декстером наперебой просили Георга отпустить Шигео.
— Ты что себе позволяешь? — негодовал принц.
— Отпусти его, Георг! — приказывал маг.

      Не помогало, воин продолжал душить фокусника. От внезапного шума проснулся Рю у камина. Осмотревшись и оценив обстановку, довольный дракон открыл пасть и вывалил метровый язык наружу:
— Ня-а-а-а, — довольно промяукал он и, свернувшись в клубочек, снова закрыл глаза.
Его ждали прекрасные сны, в которых он властвовал над сапогами Шигео, а те, при малейшем неповиновении, отплясывали для него весёлый танец.
— Ты умом тронулся? — продолжал выкрикивать Александр.
— Георг, он хранитель! — настаивал Декстер. — Их убивать или душить нельзя. Отпусти мальца, прошу тебя.

     Когда до верзилы дошло услышанное, он поменялся в лице и резко разжал руку, стал отряхивать её, будто в руках у него только что побывало что-то мерзкое. Но выражение его лица говорило об искреннем сожалении, ведь он чуть было не придушил такого значимого хизгроу в их мире.
— Простите, — прогремел его голос.
Шигео шмякнулся на пол, а Александр опустился к нему на оба колена, придерживая за плечи, стал помогать подниматься. Хранитель продолжал откашливаться и жадно вдыхать жизненно важный кислород.
— Отец, убери отсюда своего пса! — поднял взгляд на Декстера Александр. — Он много места занимает в комнате.
— Георг, прошу тебя, — обратился к воину маг.
Ещё раз взглянув на Шигео и пробормотав извинения, тот вышел из комнаты. Прошёл чуть дальше по коридору и разместился прямо посередине на полу так, что теперь легко отслеживал обе двери: комнату, где находился хозяин, и комнату принцессы.
— Здравствуй, сын, — обратился Декстер к Александру.
— Доброго здравия, отец, — ухмыльнулся тот в ответ и протянул Шигео стакан с водой.
— Какими судьбами? — широко улыбнулся маг.
— Законными! — повысил тон Александр.

     Шигео осушил стакан и бросил взгляд на принца, тот еле сдерживался перед сияющим магом. Вмешиваться в разговор между родственниками особого желания не было. Его бы больше удовлетворил допрос Декстера наедине. Шигео поднялся с пола и сел на стул у камина, проверил, не высохла ли его одежда. Стал одеваться.
— Ты же понимаешь, для чего Александр вернулся в Онхариолт, — начал хранитель, натягивая носки. — И я уверен, что подосланный Никон с вашей стороны стал хорошим пинком для осуществления его давних планов.
— Что значит подосланный? — возмутился маг. — Человек и так оказался у нас по ошибке. Тем более мы неоднократно получали письма из Ордена с просьбой отослать его в родной мир.
— Вот как, — Шигео принялся за брюки.
— Что-то я не понял, — заговорил Александр, усаживаясь в кресло. — А разве не Шигео принимает решения относительно нахождения людей в нашем мире?

     В этот миг стало очевидным присутствие дракона в комнате, так как прекратилась какая-либо возня и образовалась такая тишина, что слышны были только посапывания маленького черного чудовища, спящего у камина. Александр снова взглянул на отца, тот отвел взгляд в сторону. Потом посмотрел на хранителя, который тут же продолжил одеваться. Значит очередной сговор между бывшими приятелями. А может быть вовсе и не бывшими, вдруг задумался Александр.
— Я уже дал распоряжения жене в вопросах коронации. Мы знали, что этот день рано или поздно должен был наступить, — смело взглянул на сына Декстер. — Событие протрубит не только на Онхариолт, а вообще на весь наш мир.
— Что тебе нужно от Эсфирь? — резко спросил Александр.
Маг не спешил отвечать.
— Я задал вопрос!
Молчание затянулось, а такое свойство, как терпение, для принца было чуждо.
— Декстер!!!

     Александр так резко вскочил с места, что этим заставил встрепенуться даже хранителя. Маг в мгновение посерел в лице, но остался на месте, готовый к любому действию со стороны сына. Даже если бы он хотел ответить грубостью, то его уступающий статус не давал на это право. Что бы не предпринял в его сторону будущий король, оставалось только понадеяться на великодушие хранителя, с которым его когда-то связывали дружеские отношения — тот мог заступиться.

     Тихо постучали. Трое мужчин уставились на входную дверь. Было уже далеко за полночь.
— Алекс, — голос принцессы заставил поочередно переглянуться между собой каждого из находившихся в комнате. — Можно войти? Я не могу уснуть…

     Шигео взглянул на принца и, получив от того одобрительный кивок на действия, метнулся к двери. Приоткрыв её немного, подставил ногу под полотно, чтобы девушка не смогла открыть шире. Его взору предстало нечто укутанное в одеяло до подбородка, переминающееся с ноги на ногу. Растрепанная принцесса с нетерпением всматривалась в хранителя. Шигео слегка улыбнулся. Её медно-карие глаза поднимали в нём настроение в доли секунд.
— Эсфирь, а Александр уже спит, — тихо начал он. — А ты чего подскочила?
— Я слышала голоса, — Эсфирь сделала попытку заглянуть ему за спину. — Ты меня обманываешь. Вы не спите. А меня не приглашаете.

     Зажав одной рукой одеяло у себя на груди, другой девушка стала отталкивать от себя дверь. Шигео усилил напряжение в ноге, что служила преградой для неё. Встретив безобидное сопротивление в открывании и вдобавок неприемлемую ухмылку хранителя, девушка стала сильнее толкать непослушную дверь. Упёртости можно было позавидовать. Рука Эсфирь в какой-то момент соскользнула по полотну, и она всем телом, подавшись вперед от неожиданности, врезалась в грудь хранителя, ударила того лбом о челюсть, и теперь медленно сползала по нему вниз. Шигео тихо застонал от боли. Сколько можно было терпеть её побои во время поездки, теперь ещё и это. Пока Эсфирь пыталась ухватиться свободной рукой за что-нибудь из одежды на мужчине, Шигео обернулся к принцу, который однозначно жестикулировал о повешении хранителя на петле, если тот не избавится от девчонки. Каким образом принц и хранитель в молчании понимали друг друга, остается загадкой. Легким кивком Шигео дал понять, что намерен принять участие в убаюкивании принцессы в её комнате напротив, на что встретил протестующий взгляд будущего короля. Получая массу удовольствия от ревности принца, Шигео подмигнул тому и переключился снова на девушку, которая так и продолжала копошиться в области его талии. Шигео досадовал сейчас только об одном, Александр не мог оценить всей этой возни, которая скрывалась от его взора за прикрытой дверью.

     Хранитель живо стал соображать, как же донести до принцессы желание видеть в постели спящей и подальше от этой комнаты. А с другой стороны, Александр будет злиться и дальше, если он всё-таки решится самостоятельно уложить девушку спать. Шигео отстранил её от себя, придерживая одной рукой за плечо. Та продолжала прикрываться одеялом и оправлять спутанные локоны, что лезли в глаза, не забывая при этом всем своим видом выказывать возмущение от его поступка. Выпрямив спину и вздернув подбородок, она заявила:
— Впусти меня!
— Не-а…
Девушка нахмурилась. Губы сжались в негодовании. Она сбросила его руку со своего плеча.
— А я тебе приказы…
— А ну, стоп! — резко оборвал её мужчина. — Я тебе не слуга, Эсфирь.

     Он говорил тихо, но твёрдо, не хотел, чтобы Александр или Декстер слышали их препирания. Брат, хотя уже и понятно было, что вовсе не брат, как бы то ни было, пусть сам думает головой, как станет общаться с принцессой дальше. Если Александр в мире людей так и не смог сдружиться с ней, то не факт, что в этом мире удастся. А вот для Шигео сегодняшний день преподнёс неожиданный сюрприз, заключающийся в неоднозначной заинтересованности к противоположному полу. Всё происходило очень быстро, можно даже сказать – мгновенно, учитывая, что с Эсфирь они провели вместе в этом мире чуть более суток. Этим чувствам необходимо было срочно найти объяснение, иначе Шигео уже стал опасаться, что не выдержит и набросится на невинное дитя и не совсем законными путями присвоит её своему дому Кагэ. Конечно, так поступать он бы себе не позволил. Но весь прошедший день его одолевали именно эти мысли. Соблазн был слишком велик. В нём зарождалось желание слиться с девушкой душой. Отнюдь не физический голод утвердил в нём намерение стать её вечным спутником, это продолжало развиваться на энергетическом уровне, понять который мог истинный хизгроу, не сломленный человеческим естеством и похотью. Но Шигео был мужчиной. В полном смысле этого слова. А в случае доведения обряда Кходожи до конца, который он сам сегодня остановил, Шигео узаконил бы свои права на девушку и возможно даже создал бы свою собственную семью. Я всё-таки мужчина, какими бы мыслями не опровергал это, размышлял Шигео, и именно она смогла напомнить мне об этом. А в данный момент бесстыдница стоит перед ним совершенно нагая, прикрытая одним тонким одеялом, не осознавая, как действует на него. Преступать законы обоих миров он не станет. Нет! Но уже сейчас мужчина понимал, что девушка способна перевернуть весь его внутренний мир и покой. Шигео глубоко вздохнул и цокнул языком. Настало время прописать себе новые цели, направленные на изучение этого благородного ребёнка, как принцессы, как будущей королевы Онхариолта, да и вообще, как женщины. Забавляли её попытки возвыситься относительно него. Принцесса бросала вызов хранителю. Глупо. Их вообще нельзя было сравнивать. Королевские устои и законы Древа не конкурировали. Из века в век мутуализм процветал в этом мире, не переплетая развитие внутренних и внешних законов.

     Казалось, Эсфирь сейчас лопнет от гордости. Стало даже интересно, в какой это миг она осознала, что является королевской личностью? Ещё чуть-чуть и её нос упёрся бы в потолок. Шигео прищурился и хотел было что-то сказать, но промолчал. С одной стороны, было весело наблюдать за её поведением, а с другой – он не привык к неповиновению со стороны женщин. Поведение принцессы противоречило всем известным законам его семьи. Мужчина тут же оправил себя мысленно, что не стоит со своими канонами лезть к королевскому ребёнку. Но в любом случае она выбрала неверную тактику. Тут она просчиталась. Шигео только завёлся… С какой стати ему будет указывать девчонка, какими бы титулами она в него не кидалась. Эсфирь скукожилась и перевела взгляд на возмущенного. Как и он, тихо продолжила:
— Я — будущая королева Онха…
— Ох, запела-то как, — вздохнул хранитель.
И уже в следующую секунду он подхватил девушку на руки и направился в противоположную комнату. Эсфирь в свою очередь не решилась на сопротивления, так как боялась лишиться своего защитного слоя в виде одеяла и только крепче прижала его к груди. Когда мужчина остановился у двери и потянулся к ручке, откуда-то из глубины мрака послышалось глубокое рычание. Шигео обернулся к Георгу, туда же впилась глазами и Эсфирь, но из-за темноты ничего не увидела.
— Кто там? — в ужасе прошептала она.
— Никто! — быстро ответил Шигео. — Завтра узнаешь.
Смерив воина осуждающим взглядом, Шигео вошёл в комнату принцессы.

     Понимая, что Шигео решился-таки отнести принцессу в её комнату, Александр, сжигаемый ревностью к возможности хранителя прикасаться к девушке, плюхнулся обратно в кресло. Не находя успокоения, он то и дело менял позу, словно сидел на иголках. Так бы и продолжалось дальше, если бы не безобидный смешок Декстера в его сторону. Александр замер на мгновение.
— А чего ты вообще припёрся сюда? — взорвался принц.
— Я привёз платье для принцессы, — быстро нашёлся маг. — И твой меч тоже.

     Александр смерил отца недоверием с головы до ног, но продолжать разговор отвлекали мысли, которые сейчас крепко прилипли к двери в комнату Эсфирь. Шигео изводил его. Специально! Играл на его слабостях и недостатках. Принц ощущал себя калекой, совершенно не способным постоять за себя и свои идеи. Побыстрее бы избавиться от него… Скорее всего тот испариться, как только они прибудут в Этельстоун. А может быть даже и раньше. Хранителю есть чем заняться, кроме как наиграно ухлестывать за юбкой будущей королевы. Вот именно — наиграно. Трудно было поверить в то, чтобы вот так, из ниоткуда, у Шигео проснулись чувства к девушке. Он не один год прожил в Сиквелле среди людей и виделся с Эсфирь, и ни разу Александр не примечал, чтобы тот интересовался девушкой. Хотя… Почему в таком случае хранитель отменил венчание на блондинке? Ведь в своё время на Кеннеди Вейл он спустил одно из своих «свободных желаний». Александр ещё больше помрачнел, и, казалось, сейчас начнёт метать молнии в разные стороны. Жгучая решимость выбить из хранителя похотливые шуточки съедала его. Кисти сжались в кулаки так, что побелели костяшки. Ну, Шигео, ты ещё ответишь мне за подобное унижение, про себя негодовал принц.

     Декстер чувствовал состояние сына. В моменты сопереживания хотелось успокоить словом, приободрить любящим похлопыванием по спине. Но понимая, на что способен Александр, разум брал верх и откладывал разговор даже о матери, ради которой маг выехал навстречу новоприбывших в королевство. У них ещё несколько дней пути до Этельстоуна. А подходящий случай для разговора он обязательно найдет.

     Эсфирь опомниться не успела, как оказалась снова в своей кровати. Сбросив её, словно мешок муки, Шигео навис всем телом над принцессой и громко заявил:
— Спать!
— Что ты себе позволяешь? — вспыхнула девушка. — У тебя вообще нет права так со мной обращаться!

     И только тут она поняла, куда устремлен его взгляд. Одеяло бессовестно раскрыло её ноги, открывая взору чуть ли не половину тела. Правда тусклое освещение в комнате и глубокие тени спасли её от большего позора. Одним движением прикрыть себя не удалось, основная часть одеяла была под ней. И чтобы высвободить угол, пришлось бы раскрыться на какое-то время ещё больше. Эсфирь перекатилась на живот и теперь, словно сосиска в тесте, забубнила в подушку:
— Вот и уходи!
Шигео не двинулся с места.

— Уходи-и-и-и…
Девушка поняла, что хранитель присел на край кровати.
— Эсфирь, — начал он. — У тебя нет ночной рубашки?
И тут же сам себе ответил:
— Да откуда же ей у тебя взяться? — он улыбнулся. — В Этельстоуне у тебя будет много нарядов. На все случаи жизни. Будешь самой красивой принцессой. Но у меня есть совет для тебя.

     Девушка закопошилась. Показалась голова с торчащими во все стороны локонами. Шигео просто приманивал своим спокойствием и участием.
— Не нужны мне от тебя советы. Ты без тени стыда смотрел на меня! Долго!
— Мда-а-а… Значит, когда ты щеголяешь при мне в платье с вырезом по самое нижнее бельё — это нормально. А когда ехали верхом, хочу заметить, юбка поднималась достаточно высоко. Была бы поразборчивее в выборе нарядов. А то недолго тебе в девственницах ходить. Это я тебе гарантирую! Я не всегда смогу быть рядом. Кто защитит? Не дай Создателю случится страшному! Эсфирь, береги себя.
Девушка задумалась.
— Не я выбирала платье, даже не помню, как надевала его. Почему ты злишься на меня? Это несправедливо.
— Я беспокоюсь о тебе, — мягко продолжил он. — Я очень хочу, чтобы ты понимала, куда попала и осознанно предугадывала дальнейшие события.
— Шигео, — не выдержала девушка. — Если я не вспомню всего того, что происходило со мной все эти годы, я вряд ли что-то буду воспринимать по-взрослому.
Настало время задуматься и Шигео.
— Ты права. Я тоже думал об этом сегодня. О твоём прошлом поговорим завтра. У меня есть кое-какие мысли на этот счет.
— Это очень хорошо, — пробубнила Эсфирь. — Во многих моментах я и сама уже себя не понимаю.

     Эсфирь получилось присесть на край кровати. Она чуть подалась вперед к хранителю. Оставаясь закутанной в одеяло, напоминала сейчас вулкан. Извержение, конечно, было у неё на голове в виде спутанных кудряшек.
— Шигео, — начала девушка. — Мне страшно. Я не хочу во дворец. Меня там никто не ждёт.
Мужчина смотрел на девушку и действительно видел страх в её глазах. Но он также понимал и то, что не сможет ничего изменить. Во всяком случае, не сейчас. В груди резануло так, что мог бы поклясться, что многие годы не испытывал ничего подобного. Она волновала его. Волновала его душу, разум… Шигео тяжело вздохнул.
— Я постараюсь делать всё возможное, чтобы помогать тебе. Скорее всего, ты чувствуешь ко мне то же самое, что и я к тебе.
Мужчина уловил некое замешательство и смущение в девушке и решил продолжить:
— Даже если я буду далеко от тебя, я при малейшей возможности буду давать тебе о себе знать, где я, чем занят, когда вернусь. Я так же попрошу твоего дядю держать меня в курсе всех событий, которые будут связаны с тобой.
Он смотрел на Эсфирь и понимал, что та хоть и прекрасно слышит его, но ещё не готова принимать такую сложную информацию. Это было сравнимо с тем, если бы он там еще у озера шестнадцать лет назад озадачил её заявлением, что они станут спутниками жизни… И тут до него дошло. Шигео моментально изменился в лице, он часто заморгал и, улыбнувшись, чуть громче заявил:
— Эся! Так ты тогда говорила о нас… Ты уже тогда знала, что будешь моей. Моими глазами…
— А? — выдохнула принцесса.
Остальное было не важно. Сэки настолько резко отдался волшебному чувству, что прекратил контролировать девушку, как хранителя. Эсфирь вскрикнула от боли, что прожгла её правую ладонь. В глазах заискрились огоньки. Не успел Александр ворваться в комнату с выпадом, что у вас происходит, как девушка уже крепко спала, а хранитель укладывал её в постель.
— Всё нормально, — сказал Шигео. — Ничего страшного не произошло. Сказку ей рассказал на ночь.

     Александр не верил ни единому слову. Его ладонь так же горела. Пусть сейчас боль поутихла, но резкому ощущению должна была быть более весомая причина, чем сказка на ночь. Шигео снова пришлось усыпить принцессу. Хранитель встал на ноги и покинул комнату.

     До рассвета Шигео так и не сомкнул глаз. Стараясь не шуметь и не мешать остальным спать, он на всю ночь расположился в кресле у тёплого камина. Александр тихо посапывал на кровати, в отличие от Декстера, который громким храпом нарушал идиллию раннего утра, скорее всего из-за не удобного положения тела на кушетке. Шигео оглянулся на Декстера. Добрая половина мага сползла на пол, предоставляя хранителю забавную картину. И как его жена ещё из дома не выгнала, подумал про себя Шигео, сдерживая нарастающее веселье. Оставив отца с сыном мыслями у себя за спиной, он снова развернулся к огню и предался планированию предстоящего дня пути.

     Столь неожиданное появление Декстера Нийреда может и не сильно сказывалось на исходах перемещения короля и принцессы Онхариолта, но и продолжать с ним путь хранитель не считал разумным. Непредугаданные слова от наместника в сторону принцессы, могли серьёзно напугать девушку, намерениями повернуть её в обратный ход или вообще уничтожить желание существовать среди себе подобных. Эсфирь уже не имела права возвращаться обратно к людям. И с собой Шигео её взять не мог. А оставлять было так больно…

     Это совместное путешествие от поместья Александра до Этельстоуна дало хранителю намного больше, чем он сам того ожидал. Наблюдая за Александром и его сестрой, сами собой напрашивались выводы и предполагаемые итоги всей этой суеты вокруг наследия. Александру на данный момент ничего не мешало занять трон, даже учитывая то, что на самом деле он не являлся отпрыском Кадвиара. Особых трудов доказать обратное не составило бы, но нужно ли было идти на перекор сложившимся уже событиям, хранитель не был уверен. Александр хитростью, как понимал Сэки, хотел привязать себя правящими обязательствами за счет объявления Эсфирь своей вновь обретённой сестры, которая много лет назад была похищена из королевства. Понимая, что девушка примет любое решение брата, Шигео не смел мешать Александру. Во всяком случае, не сейчас. Принцесса слаба, пока ещё не владеет никакими знаниями в вопросах правления и жизни в своём мире. Шигео был уверен, что благодаря Декстеру и Кристине, она в скором времени впишется в среду Онхариолта и станет полноценной её жительницей. Но беспокойство о её безопасности ни на секунду не покидало его. Шигео оперся подбородком о скрещенные кисти, всматриваясь в догорающие поленья.

     Уничтожение неизвестных хранителей, не принятых Орденом Древа, само собой для него разумеющее. И было действительно неожиданно обнаружить похожие Дары в Эсфирь. Хизгроу, который не умеет контролировать освобождение духа от материи, представляет опасность для окружающих. Не останови его Александр, сейчас не было бы необходимости задумываться о дополнительном обучении принцессы. Кто вообще будет этим заниматься? Александр? Сомнений нет, что королю будет легче отмахнуться от сестры заглушающими чарами и заниматься политическими вопросами, а не бегать за юбкой принцессы, как бы та не натворила бед. Да и сам будущий король оказался не из простого десятка. С каких это пор «Печать» проявляется в бастардах? Выявилось множество не состыковок, которые в голове не укладывались. То ли хранитель отстал от развития своего мира, то ли есть объяснения, которым он никогда не придавал значения. Быть реалистом для Шигео казалось сейчас невозможным. Все его знания и понимания с легкостью сгорали в последних затухающих языках пламени. В мыслях сумбур, глаза слипаются, он устал.

     Шигео Сэки ещё вчера до обеда готов был уничтожить Эсфирь, к вечеру смаковал ревность Александра от решения заполучить её себе в жены, но сегодня уже желал сделать ей подарок. Уголки губ хранителя дрогнули в неприемлемой улыбке. А что будет завтра? Сохрани его Создатель и убереги от глобальных изменений в его понятной и спокойной жизни. Девчонка снесла крышу будущему королю Онхариолта, в мире людей толпы парней мечтали о её внимании, и только она одна об этом не догадывалась, потому что всегда была подле Александра. Шигео никогда не расценивал её, как девушку своей ниши. Эсфирь зачастую вздорная, резкая, даже грубая… Совершенно не в его вкусе. Или в его? Видимо хранитель умом тронулся, так же, как и остальные. Он замер на мгновение и улыбнулся ещё шире. Остальные мысли решил оставить при себе, не раскрывая их даже автору.
Мужчина резко встал с кресла и прокричал на комнату:
— Подъём, душонки ваши расчетливые! Разговор есть…

     Александр был не против присутствия отца в поездке, но если Шигео посчитает нужным отправить того вперёд, то так тому и быть. По мелочам спорить не хотелось.

     Было ещё рано, до завтрака ждать оставалось около часа, поэтому решение отправиться всем троим на задний двор и поупражняться в боях на мечах не встретило сопротивления. Уже минут через десять к ним вылетела разъярённая хозяйка, причитая, что хамы совершенно не думают о постояльцах, раз устроили такой шум во дворе.

     Она отправила бойцов дальше по дороге метров триста от гостиницы к наваленным строительным материалам.
— Там хоть перережьте друг друга, — вслед выпалила женщина и скрылась за входной дверью.

     У Александра явно улучшилось настроение. Он не переставал время от времени сдерживать смешок от воспоминаний, как с утра Декстера напугал выкрик Шигео. Маг так неожиданно шмякнулся на пол с кушетки, что перепугал дракончика Рю, мирно спящего в ногах у хозяина. А, как известно, драконы спят крепко и уж тем более детёныши. Резко подскочив на месте, Рю метнулся через Александра, в противоположную сторону от шума, по дороге своего спасения очень метко пробежался по лицу будущего короля, угодив задней лапой прямо ему в рот, а передней в глаз. От такого поведения уже и сам Александр подскочил с кровати и стал свидетелем того, как его дракон со всей дури врезается в стену и тут же по шторам устремляется к потолку. Гардина, конечно, не выдержала его веса и слетела на пол, покрывая дракона тканями. И даже этим всё не закончилось. В голове у Рю, будто что-то переключилось, и его растерянность резко сменилась на готовность к обороне и защите своего кормильца. Страха как не бывало. Маленький дракон уже семенил к магу, готовясь извергнуть в него пламя. Декстер же, в свою очередь, понимая, что попал, рванул за Шигео. Прикрываясь хранителем, он был удивлён, что тот так же, как и он, не особо жалует дракона.
— Рю! — выкрикнул Шигео. — Морда твоя заспанная, не вынуждай меня травить на тебя своего дракона! Алекс! — обратился он к принцу. — Выключи его!!!
И тут нужно было видеть радость в глазах Александра. Словно ребёнок, тридцатичетырёхлетний мужчина запел не своим голосом:
— На обмен…
— Какой обмен? Что ты несёшь? — сощурился Шигео. — Она же не вещь какая…
— Не её! Она и так моя! Мне твоё слово нужно. Чтобы ты не лез, куда не просят…
Не дожидаясь ответа от хранителя, Александр подхватил своего дракона на руки и почесал за ухом. Тот в момент расслабился и обмяк в родных объятиях, сползая с рук хозяина на пол, словно лапшинка между зубчиками вилки.
— Огонь дракона — это не шутки, Александр, — заметил Декстер.
— Поэтому и успокоил, — бросил в ответ король, глядя, правда, на хранителя.

— Раз уж мы здесь втроем собрались, — с легкостью отбиваясь от выпада Александра, начал хранитель. — Мне бы хотелось узнать о том, кто же такой наш всеми любимый Александр? Каким образом он стал хизгроу второй степени? И почему вы это скрыли от меня?
Декстер наблюдал за битвой хранителя и сына со стороны, отмеряя шагами тропу, что вела от гостиницы. Шигео метнул взгляд на мага, который не спешил с ответом. Он уловил так же заинтересованность и в Александре, у того изменился взгляд.
— Я давно уже догадывался, что не прихожусь сыном Кадвиару. Честно сказать, думал, что мой отец ты, — проговорил принц Декстеру.
— Нет, Александр, — отвечал тот. — Ты не мой ребёнок. Идея жены. Разборки между сёстрами.
Александр навострил уши. Ведь могли открыться неизвестные ему детали его происхождения. Всё что он помнил из детских наставлений от матери и отца это то, что он имел полное право занять трон, так как был единственным незаконнорожденным сыном Кадвиара, на тот момент короля Онхариолта и мужа старшей сестры его матери. Всегда было любопытно, почему Декстер не устраивал никаких сцен ревности Кристине, когда та встречалась с его отцом наедине.
— Из-за чего началась ссора? Объясни, будь добр, — продолжил Шигео.
— Это произошло задолго до моего появления в жизни Кристины, — улыбнулся Декстер. — С ней я познакомился, когда она уже решилась на Александра.
— Это я знаю, — отвлекся на Декстера Шигео и чуть не пропустил удар от Александра. — И всё же, из-за чего повздорили сёстры?

— Из-за мужчины. Все женские несчастья из-за мужчин, — ухмыльнулся маг и начал своё повествование. — Моя юная Кристина никогда не горела желанием быть зависимой чувствами от противоположного пола. Она днями и ночами изучала магию, и время от времени экспериментировала вместе с сестрой над работающими молодыми парнями в их поместье. И что касается приворотов, то ей не было равных. Силеста же напротив, получала огромное удовольствие от мужского внимания. Рано стала принимать от тех знаки заинтересованности, одаривать их личным временем и даже больше. Родное поместье моей жены и бывшей королевы находится западнее земель Ясуо Сэки. Именно там и познакомились принц Кадвиар и Силеста, король останавливался на их землях со своей семьей. Это было во времена «Заслонного века». Силеста ухватилась за возможность, которую ей могла дать связь с будущим королём, и не упустила своего шанса привлечь к себе внимание юноши. Благодаря способностям Кристины, девушкам удалось воплотить задуманное, Кадвиар влюбился в свою будущую жену.
Декстер обходил уже по третьему кругу бойцов, не прекращая рассказ.
— Но любил её всё то время, что действовала магия Кристины. А самое занятное, что этого времени хватило, чтобы провести обряд Кходожи, убедиться в совместимости их Даров, и назначить день бракосочетания. Силеста часами кружила в танцах от счастья и ждала того самого дня, когда назовётся женой наследника трона. А моя Кристина собиралась в скором времени выезжать на обучение к Филаготру.

     Декстер набрал больше воздуха в лёгкие и вздохнул, да так показательно громко, что Александр отвлекся и уже был на земле, придавленный хранителем, с лезвием меча у самого горла.
— Тоже интересно услышать, что было дальше? А ведь можешь и не узнать. Не отвлекался бы, Алекс…
— Слезь с меня! — заискрился янтарь в глазах принца. — Пользуешься ситуацией? Прям как Силеста.
Белоснежная улыбка озарила лицо хранителя.
— Не престало мне пользоваться опытом женщин, у меня своя голова на плечах есть. Не закипай, Алекс. Я всё понимаю. Особенно то, что слышишь эту историю впервые в жизни…
Шигео убрал меч и помог Александру встать на ноги. Декстер прокашлялся.
— Хватит! — рыкнул Алекс.

     Разговор продолжили у наваленного распила.
— Магия перестала действовать на Кадвиара, — продолжил за Декстера Шигео. — Но свадьбу не отложили. И со стороны всё прекрасно, все довольны. Что-то другое разрушило дружбу сестёр?
— Сам Кадвиар, — кивнул Декстер. — Парень осознал свою ошибку, но не мог уже ничего исправить. Правда, проучить невесту всё же решил жестко. Силесту отправили в Этельстоун готовиться к свадьбе, а принц уговорил отпустить его сопровождать Кристину до школы Филаготра. А это даже не неделя пути. Цепью жених и невеста ещё связаны не были, поэтому вполне могли придаваться плотским утехам на стороне с кем бы ни пожелали.

— Моя мать переспала с Кадвиаром!? Ещё девчонкой? — вспыхнул Алекс.

— Нет! — разозлился на выпад сына Декстер. — Между принцем и Кристиной в той поездке ничего не было. Кадвиар относился к сестре будущей жены с уважением, даже не смотря на то, что именно она помогла Силесте заполучить его. Они подружились. Принц просил позволения у девушки видеться с ней, просто проводить вместе время в свободные от учебы часы, не более того. Кристина согласилась. Я думаю, что изначально он просто хотел вызвать в Силесте ещё большую ревность. Школа Филаготра к Этельстоуну находится много ближе, чем к родному поместью, поэтому встречи участились. После свадьбы Кадвиар не раз отлучался от жены. Искал понимания в Кристине. Находил. В конце концов, без каких-либо магических вмешательств полюбил девушку. Но его чувства были безответны. Не один десяток лет, король надеялся, что Кристина ответит на его чувства. Но чтобы он ни делал, как бы он только ни старался, Кристина не стала его. И однажды потребовала прекратить встречи и общение, дабы не усугублять итак сложные отношения между мужем и женой…

     Шигео с Александром так внимательно слушали, что не двигались с места. Декстер продолжил мягким голосом:
— Ведь она меня ждала, моя лисичка хитрая. Поэтому держала сердце свободным, — улыбка появилась на его лице.
— Ой, ладно, — Шигео толкнул мага в плечо. — Я могу рассказать Александру, какими именно способами ты занял это самое свободное сердце. И тебе не стыдно?
— Не стыдно!
— Кто б сомневался.
— А что такое? — нахмурился Александр. — Я не понял! Мне расскажите.
— Кристине вернулись все её проказы в виде Декстера. Получила по полной от будущего мужа, — рассмеялся Шигео.

— Ну, рассказывайте! — требовал принц.
— Я не закончил ещё про Кадвиара. Так вот…
— Что-то мне подсказывает, что дальнейшее всё очевидно, — всплеснул руками хранитель, перебивая бывшего однокурсника. — Ревность, озлобленность и… мщение.
— Хочу заметить, что со стороны обоих, — кивнул Декстер. — Силеста хотела проучить Кадвиара за его внимание к её сестре, а уже на тот момент король Онхариолта всё не мог успокоиться из-за нелюбви к своей жене. Вот и начались действия.
— Мда-а-а, — вздохнул Александр.

— Настолько досконально я и сам никогда не интересовался их историей, — взглянул на принца Шигео. — Все эти любовные многогранники меня не особо интересуют. Можно копошиться в Онхариолте, как и сколько угодно, да и с кем вздумается. Для меня главное – чтобы здесь были, а не плодились среди людей.
— Как раз о детях, — продолжил маг. — Кадвиар отказывался иметь общих детей с королевой. Он не приглашал хизгроу и даже не планировал этого делать в далёком будущем. На его очередной выпад в сторону жены, Кристина предложила попробовать создать для него собственного ребёнка. Пригласить хизгроу в подготовленную материю и вложить в неё несколько Даров, для подстраховки, так сказать, чтобы не ранить душу хизгроу…
— Меня слепили? — тихо спросил Александр. — Я не хочу знать из чего!!! — тут же взревел он.
— Извини, Александр. В общем, ты такой же, как и мы! — быстро отреагировал Декстер. — Просто не рожденный. И с несколькими Дарами. Для создания тебя были тайно приглашены лучшие маги нашего мира.

     Шигео понимал, что, наконец, слышит правду о принце. Именно ту, что нутром чуял, но не мог распознать. Ответы на вопросы стали сразу себя находить. Например, как проявление «Печати» у родственных хизгроу. Такого уж и не бывало никогда раньше. Александр с Эсфирь не являлись родственниками, и «Печать» теперь этим объяснялась. А степень статуса хизгроу… Зависела от количества Даров. Именно тех Даров, которые принимал сам хизгроу и легко с ними уживался внутри материи, которую занимал на тот момент. Визуально нельзя было точно определить какой степени хизгроу перед тобой, только если переплестись в схватке или обряде Кходожи. Но и с подобными манипуляциями хизгроу сталкивались редко. Настолько прикипели к людской жизни, что родные устои и законы уже тысячи лет назад были отброшены в тёмный угол и забыты большинством из них. Хизгроу нравилось ощущать больше, чем чувствовать. Ведь ощущать они стали именно тогда, когда вошли в материю. Но вместе с тем обострились и чуждые чувства, такие как страх перед смертью или зависть от неимения жаждущей материи.

     Хранитель Шигео владел шестью Дарами. Декстер Нийред — двумя, он был магом второй степени. О двух Дарах в Александре Шигео уже знал, но понимал, что, скорее всего, это не предел. И если Александр имел более трёх, то соответственно считался одним из самых сильных магов их мира. С подобными существами иметь дело было крайне опасно. Дары имели свойство отторгать друг друга на любом сроке сосуществования с хизгроу. Шигео по-иному взглянул на принца. Предчувствие беды нашло своё место на одной из полочек внутри сознания и расположилось там, свесив ножки, весело ими болтая. Теперь только бы время сыграло на руку, и Шигео успел разобраться во всех нюансах их бытия до рокового дня. Кто бы сейчас его не пытался успокоить, но хранитель знал точно, что приближается тот самый момент, когда и он найдёт себя в этой жизни. Настоящего себя. Время стало бежать быстрее…
— И сколько Даров в тебе, Александр? — Шигео определённо хотел знать ответ.

— А что? — скорчился принц. — Поджилки затряслись?
Хранителя не так-то легко было вывести из себя, но заинтересованность в нём явно улавливалась. Декстер решил ответить за сына:
— Мы планировали четыре, с ними и работали.

— Какие? Какие именно? — требовал ответа Шигео.

     Декстер понимал, что Александр был расстроен из-за раскрываемых его тайн, но утаивать хоть что-то от хранителя было неприемлемо по законам. На вопрос хранителя всегда должен был поступать достоверный ответ. Если бы Шигео стал задавать вопросы самому королю, то Александру пришлось бы отвечать. Скрывать получалось что-либо только, если не было в этом заинтересованности у самого Ордена Древа. Не давай повода к сопутствующим вопросам, и твои тайны останутся при тебе.
— Первый Дар – освобождение хизгроу. Второй – расщепление клеток материи. Третий – защитный от других Даров хизгроу, заглушение их способностей. А четвертый – оказался не стабильным, который защищал Александра от болезней. Ведь хизгроу входил в сформировавшееся тело, поэтому исходы их слияния нам были не известны. На начале своей жизни Александр был очень слабым. Долго не мог научиться ходить и разговаривать толком. Было потрачено много времени и сил, чтобы он, наконец, стал хотя бы походить на здорового ребёнка. Больше всех в него вложила, конечно, моя жена. Но проблемы с материей у Александра как были, так и остаются…
— Всё прошло уже, — отмахнулся принц. — Нет никаких проблем.
Декстер продолжил, всматриваясь в сына:
— Александр, мы уже так давно не виделись с тобой. Тебе нужно было вернуться в королевство ещё несколько лет назад. Что держало тебя в мире людей?

— Скорее не что, а кто, — вмешался в разговор Шигео. — Я совершил глупость, Декстер. И тебе о ней известно. Я разрешил Александру обменяться с Эсфирь Дарами. А тот ждал её совершеннолетия, чтобы заполучить свой Дар обратно.
— Можно было спокойно этого ждать и тут, — нахмурился маг.
Александр же не счел нужным отвечать.
— Шигео, а как ты понял, что Александр и Эсфирь не являются единокровными родственниками?
— У них прошлой ночью проявилась «Печать», — спокойно ответил хранитель магу.
Зато беспокойство в глазах Декстера не осталось незамеченным для Сэки.
— Кто принимал участие в создании Александра? — отчетливо спросил Шигео у Декстера.
— Я, Кристина, — стал перечислять маг.
Александр замер. Он впился глазами в отца, ожидая услышать нечто такое, чего ещё не слышал. Шигео в свою очередь тоже не отрывал взгляда от говорившего. Он задал вопрос, но не хотел, чтобы ответ услышал принц. Декстер вовремя заметил это и произнёс последнее имя, скрыв четвёртое.

— Ясуо Сэки.
— Мой отец. Надо же, — усмехнулся хранитель.

     Не успел Шигео задать следующий вопрос, как послышались крики со стороны гостиницы. К ним со всех ног, размахивая руками, неслась знакомая женщина. Александр разобрал в крике что-то о драконе и бросился ей навстречу. Пользуясь моментом, что Александр их уже не слышит, Декстер быстро продолжил говорить:
— Четвёртым был Вайрмонд. Нас было четверо, Шигео.
Сэки внимательно слушал, не упуская ни одной детали.
— Вы с Вайрмондом тесно связаны, Шигео. Ты возможно не помнишь об этом… И всё из-за того, что принимаешь очищающий напиток.
Шигео не верил своим ушам.
— Я думаю, что «Печатью» наградил Александра Дуглас. А Эсфирь…
Декстера перебил выкрик Александра:
— Отец, Шигео, быстрей в гостиницу! Рю разбушевался!
Все трое быстро направились обратно к гостинице. За ними еле поспевала хозяйка, причитая по пути, что зря разрешила впускать дракона внутрь, и лучше бы тот остался спать в загоне для лошадей.

     Подбегая к зданию, они уже отчетливо слышали шум разбивающейся посуды и ломающихся полок с запасами продовольствия. Вход в кладовую был открыт со стороны внутреннего двора. Именно туда указала хозяйка пальцем:
— Ваш дракон решил поохотиться за мышами. Но при этом рушит всё, что я нажила за все годы усердной работы! Остановите его!
Александр с Декстером бросились в кладовую. Хозяйка же не стала спускаться за ними, а осталась снаружи, ожидая исхода всей этой суеты.
— Много там мышей? — спросил Шигео у женщины.
— Откуда же я знаю, — вздохнула хозяйка.
Сэки скукожился, перемялся с ноги на ногу и устремил свой взгляд на окна выше. Возможно, он искал окна комнаты Эсфирь. Женщина сообразила это сразу.
— Да, ваша леди уже встала. Я помогла ей одеться в платье, что ваш друг оставил для неё. Только причесать не успела.
Мужчине не терпелось увидеться с ней.
— Ой-ой… Ну, посмотрите-ка на него, — зацокала языком женщина. — Именно о вас девушка и спрашивала.
Шигео расплылся в улыбке.
— Я, пожалуй, пойду внутрь, — проговорил уже совсем смущенный Шигео.
Женщина проводила его взглядом до двери, и тут же переключилась на шум в своей кладовой. Ощущение складывалось, что там не спасти её пытались, а наоборот только всё ещё больше разрушить.

     Эсфирь как раз спускалась вниз в холл, когда вошёл Шигео.

Она видела в окно своей комнаты, что хозяйка привела всех обратно к гостинице, поэтому поспешила к ним навстречу.

При взгляде на девушку, Шигео Сэки более не смог сделать и шага. Всё внутри оцепенело, сжалось в неистово горящее пламя в груди, закружилась голова. Хотя по внешнему его виду и невозможно было понять, что творилось сейчас в его душе.

Он просто застыл в дверях, глядя на принцессу.

— Что? — удивилась девушка и остановилась, до конца так и не спустившись.
Эсфирь стала оборачиваться вокруг себя в надежде найти то, из-за чего так странно вёл себя Шигео и к чему оставался прикованным его взгляд. И когда сообразила, что причиной является она сама, прекратила неуместные поиски.
— Что тебя так взволновало? — прямо спросила Эсфирь. — Шигео?

Мужчина так и не проронил и слова. Позади него послышался шум, открылась дверь и в холл ввалились Декстер, Александр с Рю на руках и Георг с мощным синяком под глазом. За ними шла хозяйка и ещё одна женщина, менее внушительных размеров. Шигео пришлось пройти дальше, чтобы не оказаться сбитым с ног всей этой толпой. Он подошёл к девушке и протянул руку.
— Завтрак ещё не подавали?

Эсфирь вложила свою ладонь в его и тихо ответила:
— Видимо, нет ещё.

Спустилась с последних трёх ступенек и оказалась очень близко к мужчине. Рука, которая покоилась в его руке, предательски задрожала. Она попыталась высвободить её, но Шигео не дал, а только крепче сжал свою.
— Ты очень красивая, Эся, — прошептал он.

     Рю продолжал истошно пищать и вырываться из рук Александра.
— Да что с ним такое? — недоумевал принц.

— Его на цепь нужно посадить! — послышалось от Декстера.
— Нет, отец, я так не смогу с ним…
И тут вмешалась хозяйка.
— И что прикажете делать мне? Столько всего испорчено, — запричитала она. — Кто возместит мне убытки? И что готовить для постояльцев?
— Ох, Люси, — проговорила вторая женщина. — Мы обязательно что-нибудь придумаем.
— А что думать-то? — нахмурилась Люси. — По вине молодых хизгроу все мои клиенты остались без завтрака! Крупа рассыпана по всей кладовой, посуда побита, стеллажи сломаны!!! Я требую возмещения!

     Даже Рю, который до этого всё пытался вырваться из рук Александра, затих. Настолько свирепой ему показалась эта женщина. Прижав ушки и лапки к телу ближе, он уткнулся мордой в подмышку хозяина. Может быть дракону стало стыдно за своё поведение? Александр стал поглаживать того по спине.
— Мы возместим, конечно, — раздался голос Декстера. — Определите необходимую сумму, и вы получите её.
Люси смерила говорившего недовольным взглядом.
— Деньги – это хорошо. Но нужны продовольствия. Мсье Ренорн появится только на следующей неделе. А продукты мне нужны уже сегодня. И в город я поехать не могу. Мне не на кого оставить гостиницу.
— Тогда мы съездим в город и купим всё необходимое, — произнёс Шигео.
— Вот и съездите! — утвердительно кивнула хозяйка.
— Вы составите список? — поинтересовался хранитель.
— Обязательно! — ответила Люси. — Пойдём со мной, милочка, — улыбнулась она Эсфирь. — Возьми бумагу, тушь и перо со стойки и иди за мной.

— Иди-иди, — улыбнулся Шигео принцессе. — А потом мы поедем вместе в город.

Он с неохотой разжал кисть. Эсфирь взяла всё, о чем просила хозяйка и вышла следом за ней и её подругой во двор.

— Мы теряем день пути, — вздохнул Декстер. — Кристина забеспокоится. Но мы правильно делаем. Какими бы мы не были королями, но поступать по совести обязаны!

— Согласен, — кивнул Александр. — Ну, Рю, накажу тебя, — обратился он к своему питомцу.
Рю же распластался на руках Александра, подставляя ему свое пузо. Раскрыл полностью пасть и вывалил язык наружу.

— Он неисправим, — хихикнул Декстер.

     Вскоре появились другие постояльцы. Всего десять комнат сдавалось в этой гостинице и на сегодняшний день были заняты восемь. Одну занимали Александр с Шигео, вторую Эсфирь, две другие оплатил ночью Декстер для себя и своих воинов. Остальные четыре были заняты самыми разными личностями: одной молодой семьей без детей; очаровательным светловолосым юношей с компаньонкой; писателем и довольно гнусным старикашкой с молоденькой любовницей. Право сказать старики в Онхариолте были редкостными ханжами. Средний возраст хизгроу составлял двести шестьдесят лет. Более восьмидесяти процентов хизгроу старались поддерживать визуально молодым свое физическое тело, оттягивая моменты старения и смерти. А те немногие, кто вырисовывался перед остальными в ненадобности скрывать свой истинный возраст, ближе к концу своей жизни зачастую жалели об этом и обвиняли всех вокруг в своём выборе.

     Постояльцам сообщили о том, что завтрак подадут чуть позже, чем обычно. Большая часть хизгроу спокойно смирилась с обстоятельствами и просто вернулась по своим комнатам. А вот молодая особа, что сопровождала старика, успела-таки высказать недвусмысленные комплименты в сторону хозяйки гостиницы и ожидаемого сервиса. Когда Люси с Эсфирь закончили составлять список, а наёмная приходящая кухарка уже хлопотала над лёгким завтраком из яиц, овощей и лепёшек к чаю, Декстер с Александром и остальными воинами уже распределили работу, что планировали закончить к приезду Шигео из города. Изначально Александр рвался ехать с хранителем и Эсфирь, но после замечания Шигео, что Александра будут рады видеть в этом городе более трех десятков девушек, решил оставить эту затею. Тогда Декстер отправил вместе с ними Георга.

     Люси точно описала у кого, где и что именно покупать в городе. На рынок нужно было заехать тоже, но в основном все покупки необходимо было совершить в частных лавках местных мастеров и фермеров. Шигео принял все записки от хозяйки и спрятал во внутреннем кармане рубашки.
— А почему Эсфирь ты с собой забираешь? — встал в позу Александр. — Она и тут может помочь.
— Алекс, — встрял Декстер. — Пусть едут. Эсфирь полезно будет посмотреть на город. Она столько лет тут не была.
— Сколько лет? — нахмурился принц. — Она что, была когда-то в Хэттонграде?
Шигео метнул неодобрительный взгляд на Декстера. Тот постарался сгладить углы:
— Не была, наверно. Да откуда я знаю? Но это её королевство. Она же ничего не помнит… Алекс, ой, не цепляйся к словам, — раздраженно сплюнул маг.
— Но я…
— Я хочу поехать, — проговорила Эсфирь. — Александр, пожалуйста.
Девушка с мольбой в глазах посмотрела на брата. Александр сдался.
— Георг, ты едешь с ними и отвечаешь головой за принцессу! — отдал приказ Декстер своему воину.
Тот уже был в седле. Как такую ношу, как Георг, выдерживал жеребец, оставалось не ясным.
— Глаз с них не спускай! — громко проговорил маг.
Внутри Георга что-то заурчало и забулькало, а лицо исказило что-то отдаленно напоминающее улыбку.
— Что это с ним? — сморщился Шигео.
— Это он улыбнулся, — ответил довольный Декстер. — Значит, ему нравится то задание, которое он получил, — маг и сам ещё слаще заулыбался, ведь ему так понравилась реакция хранителя.
Шигео ещё раз с подозрением взглянул на огромного Георга и обернулся к Эсфирь, над прической которой хлопотала Люси.
— Не могу её так отправить, — объяснила женщина. — Сегодня же праздник в городе. А молодая леди, пусть и очень красивая, но должна выглядеть достойно на публике.
Женщина ловко управилась с непослушными волосами принцессы и заплела ей косу. Эсфирь поблагодарила Люси, обернулась к Шигео.
— Скоро поедем? — спросила Эсфирь у мужчины.
— А я уже готов. И Георг тоже. Тебя только ждали.

     Сев на Дохи и разместив перед собой Эсфирь, Шигео натянул поводья и двинулся в путь. Принцесса чуть подалась вперёд и посмотрела назад на гостиницу. Воины Декстера продолжали выносить поломанные доски из кладовой, Декстер смотрел им вслед, расстегивая пуговицы на своей рубашке, видимо тоже готовясь к работе, а Александр был занят какой-то девушкой, появившейся в дверях с тарелкой в руке.
— Весь день наш, Эсфирь, — посмотрел на девушку сверху вниз Шигео. — Не страшно со мной оставаться наедине?
Принцесса сморщила носик.
— Но мы же не совсем наедине, — она повернула голову направо и посмотрела на Георга, который ехал рядом и не сводил с них взгляда. Так и есть, вообще не сводил. И уже через пару минут стал хорошо надоедать этим.
— Слушай, Георг, — начал Шигео. — Я понимаю, что ты получил приказ от хозяина. Но нельзя же быть таким дотошным. Я ничего ей не сделаю. Обещаю тебе. Мне нужно поговорить с Эсфирь и обсудить некоторые вопросы, которые я бы не хотел, чтобы ты слышал. Поэтому… давай-давай… чуть подальше от нас езжай.
— Гр-р-р-р-р, — раздалось от воина.
— Я тоже думаю, что беспокоиться вам не о чем, — вмешалась девушка. — У меня действительно есть некоторые женские секретики, которые я бы хотела обсудить с Шигео Сэки. Это ненадолго, честно.
Глаза Георга сузились в тонкие линии, а само лицо и тело волшебным образом стали медленно отдаляться назад. Он приостановил своего жеребца, обождал некоторое время и двинулся следом за парой.

— Если ты перекинешь через седло ногу, то ехать тебе будет куда удобней, — предложил Шигео.
Он чуть приподнял руку с поводом, другой же крепче прижал к себе девушку, пока та усаживалась, как полагается настоящей наезднице.

— Держи, — Шигео вложил ей в руки повод, а сам залез во внутренний карман и достал оттуда записки. Нашёл те, что писала Эсфирь, остальные убрал обратно, протянул руки перед девушкой и развернул одну из них прямо перед ней.
— Что видишь? — задал вопрос хранитель.
— Список круп. Это я писала под диктовку Люси.
— Угу, — он уткнулся носом в её макушку и почесался.
— Что ты делаешь? — не поняла девушка и обернулась к мужчине.
— Твои кучеряшки меня щекочут. Я еле сдерживаюсь, чтобы не чихнуть.
Эсфирь стала быстро приглаживать свои волосы.
— Не поможет, — улыбнулся он. — Ты просто резко не верти головой.
— Хорошо.

   Эсфирь согласилась, но сделала следующее. Она уперлась рукой в рожок седла и пододвинулась к мужчине как можно ближе всем телом. Спиной легла на его грудь, а голову опустила на плечо. Повернув своё лицо к его, закрыла глаза. Дышать стало так тяжело, что приоткрыла губы. Теперь её дыхание обжигало его кожу на шее. Шигео понимал, что она чувствует, какие бесы в ней бушевали. Девушка была больше человек, чем хизгроу. Его это нисколько не смущало, потому что для него это тоже было куда понятней и приемлемей, чем если бы она удостоила его своими Дарами души. Шигео действительно немного побаивался её, и того, к чему приведут их отношения. Он придерживал её одной рукой за плечи и неосознанно сжимал чуть сильнее, чем того допускали приличия. Его дыхание в такт её дыханию участилось. Сердце стало биться сильнее. Шигео чуть слышно застонал и прошептал:
— Я перенимаю от тебя твои чувства. Как единое целое. Со мной происходит всё то, что с тобой. Эся, тебе нужно успокоиться. Мне действительно нужно объяснить тебе кое-что пока мы не доехали до города, потом будет не до этого…
— Не получается, — прошептала и она.
— Я сейчас Георга позову, — пригрозил мужчина.
Эсфирь улыбнулась, потерлась щекой о его грудь.
— Не надо Георга. Я постараюсь взять себя в руки.
Прошло ещё немного времени, и Эсфирь открыла глаза.
— Вот, так пойдет?

     Шигео громко рассмеялся, коснулся пальцем её носа и отчетливо проговорил:
— Эсфирь, ты не сможешь долго прятать свои чувства. Но я тебе благодарен хотя бы за то, что сердце не выпрыгивает из груди.
— Пожалуйста, — слегка улыбнулась девушка.
— Георг нас сдаст. Идиоту со стороны понятно, как мы относимся друг к другу. Мне кажется, у меня лучше получается скрывать это… Хотя нет, не уверен. Скорее всего, моя самоуверенность разлучила нас когда-то.
— Я справлюсь. Я буду очень стараться, — пообещала девушка.
Шигео обернулся к Георгу, тот не отставал от них.
— Тогда продолжим. Я не зря просил тебя ещё раз взглянуть на список. Это писала ты, Эсфирь. Ты помнишь наш язык, наши буквы, символы… Ты научилась писать и читать ещё в семь лет.

Эсфирь всматривалась в свои каракули.
— Да. Я понимаю всё, что здесь написано и отдельно буквы тоже помню: «пи», «они», «сану»…
Она тыкала в отдельные буквы и произносила их названия по алфавиту.
— Но я не помню ничего из жизни среди людей.
— Об этом и речь. Я оставил этот разговор на сегодня, помнишь?
— Да, ты говорил мне об этом вчера. Это я тоже помню.
— Ты просила меня вернуть тебе память. Но я не в силах это сделать. У меня нет твоей памяти.
— Что ты хочешь этим сказать?
— Не бывает такого, чтобы кто-то мог стереть или вернуть память. Это только в сказках придумывают. Это же кем нужно быть, чтобы иметь возможность прожить за тебя твою жизнь и знать всё то, чем ты занималась… В общем, такого не бывает. В этом плане сами люди заблуждаются.
— Я понимаю, о чем ты говоришь.
— Это очень хорошо, — кивнул Шигео. — Моя магия работает чуть по-другому. Я поставил тебе блоки, как бы стенки, которые не дают тебе зацепиться за воспоминания. Дал определенную команду твоему внутреннему механизму – мозгу. И что занятно… слушай внимательно! Ты, как хизгроу и отдельно, как материя, всё помнишь очень хорошо. Но взаимодействуя душой со своим телом, воспроизвести изображения, запахи, действия не можешь. Понятно?
— Вполне. Я не чувствую себя глупой.
— Я этого не говорил.
— А может, подумал?
— Нет, Эсфирь, — Шигео нахмурился и опустил взгляд на девушку.
Она хитро улыбнулась и закусила нижнюю губу.
— Ах, так ты играешь со мной? — улыбнулся в ответ мужчина.
— Мне стало интересно.
— Я понял, ладно… Так вот. Я поясню ещё раз. Давай приведу пример. Очень яркий пример.
— Я вся во внимании.

— На тебе платье, которое купил тебе я.
— Что?
Эсфирь резко выпрямилась.
— Я практически ничего не помню о том лете, которое мы провели вместе, — спокойно продолжил хранитель. — И до того момента пока я не увидел это платье снова на тебе, я не помнил, что несколько лет назад в этом городе заказывал его сшить для тебя.
Девушка была не просто удивлена, она еле верила во всё сказанное.
— Во мне нет блоков, но я время от времени принимаю очищающий напиток. Он помогает заглушить ненужные чувства и воспоминания. Это касается личных отношений, которые могли бы как-то мешать мне выполнять долг перед моим миром. В моей жизни, Эсфирь, не было места для чувств. А если и были какие-то крохи, то, скорее всего, ничего не было такого, что могло бы меня подтолкнуть об этом вспомнить…
— Ты увидел платье и вспомнил его, я поняла. Только его или события с ним связанные?
— И события тоже. Цепная реакция и теперь продолжает работать. Я всё больше и больше вспоминаю о нас. Пока немного, но у меня просто не было на это достаточно времени.
— А можешь рассказать?
— Пока я не готов с тобой делиться такими воспоминаниями. Они и меня, признаться, очень тревожат.
— Как интересно-то, — замурлыкала девушка и снова положила голову ему на плечо. — Когда-нибудь же расскажешь?
— Я думаю, ты сама в скором времени всё вспомнишь. Я уже с сегодняшней ночи работаю над твоим сознанием и потихоньку убираю те самые блоки, которыми одарил тебя тринадцать лет назад. Я очень хочу успеть всё закончить за сегодняшний день.
— Я ничего не чувствую.
— А ты и не должна. Ты же не можешь помнить всё сразу. Мозг этого просто не выдержит. Тело не выдержит. И ты захочешь избавиться от него. Выйти… Покинуть.
— Поня-а-ала-а-а, — протянула принцесса.
— Умница.

     Какое-то время ехали молча. Шигео понимал, что девушке необходимо время для осмысления всего того, что она узнала от него. Возможно, она уже сейчас пытается что-то вспомнить. И, может быть, даже вспомнила…
— Шигео…
— Что? — посмотрел он на девушку.
— Кто тот мужчина, который разговаривал с Александром?
— Это Декстер. Его отчим. Приехал встречать нас. Сегодня ночью приехал.
Эсфирь вздохнула.
— Вот почему ты меня не впустил в комнату. Я же слышала, что там кто-то был.
— Не обижайся на меня, Эся. Нам просто не хотелось отвлекаться в тот момент на тебя.
— А я вообще имею какой-то вес? Моё слово значит для кого-то хоть что-то. Что с того, что я принцесса? Что этот статус вообще мне даёт?
— Эсфирь, мне жаль, — во взгляде Шигео появилось сочувствие. — Я не смогу тебе ответить на эти вопросы. Я, как хранитель, не осведомлён о здешних устоях. Я подчиняюсь Ордену, строго следую законам Верхних. Я, конечно, стараюсь быть в курсе всех перемен, что касаются нововведений в королевствах. Но не всегда хочу даже помнить их.
— И кто тогда мне сможет помочь?
— Твои дядя и тётя, тот самый Декстер и Кристина, его жена.
— Но они же не любят меня. Алекс сказал…
— Эся, послушай. Не всё то, что говорит Алекс правда. Точнее это правда, только с его точки зрения. Никогда, слышишь, никогда не рассматривай ни один вопрос только с одной стороны. Всегда подходи к любому из них в мыслях с разных ракурсов. Именно благодаря анализу, ты сможешь принять верное решение. Не иди на поводу у своих чувств, которые тут же будут накрывать тебя при полученной информации. Лучше замолчи на время, отойди в сторону, но хорошенько обдумай тот или иной свой шаг. Принимай решение твёрдо, осмысленно… Принимай решение так, чтобы ты никогда не сожалела о нём.
— Я не хочу, чтобы ты уезжал. Когда ты собираешься покинуть меня?
— Я не имею права задерживаться в одном месте более, чем на трое суток. Сегодня будет последняя наша совместная ночь.
— Я не могу тебе приказать остаться?
— Нет, никогда. Я не подчиняюсь внутренним законам.
— Это больно…
— И мне.
Эсфирь затихла.
— Необходимо выкинуть из головы сей факт, и насладиться этим днём. Прожить его, как будто он наш последний? — проговорила девушка.
— Я это и собираюсь сделать, Эся… У нас пока нет других вариантов.
— Ты обещал писать мне.
— Я сдержу своё обещание.
— Могу и я тебе писать?
— Да, можешь. Как я и говорил, твои письма будет отправлять мне Декстер вместе со своими.
— А он не будет читать то, что я написала?
Шигео рассмеялся.
— А вот тут как ты с ним договоришься.

     Эсфирь снова замолчала.
— Эся…
— Что, Шигео?
— А в какой момент ты поняла, что моя?
В глазах Эсфирь появились огоньки. Она подождала, пока Шигео опустит на неё свой взгляд.
— Скажешь? — повторил свой вопрос мужчина, разглядывая её лицо.
— Догадайся, — решила продолжить играть с ним девушка.
— Хм-м-м…
Мужчина выпрямился, задумался, сморщился. Видимо так тяжело ему давались размышления. Потер свой подбородок.
— Зарастать скоро начну, — пробубнил он.
— Ну?
— Я думаю, подожди, — Шигео пару раз причмокнул и продолжил. — Меня ты сильно удивила, когда сделала вид, что случайно коснулась меня, надевая рубашку обратно. Это было совершенно не детское поведение, тем более учесть, как ты на меня смотрела. Я думаю это тот момент.
— Не угадал, — весело воскликнула принцесса.
— Не угадал? Ну-у… И когда же?
— Я тебе на ушко скажу.
Шигео наклонился.
— Когда ты хотел вонзить в меня меч, — прошептала она.
Шигео замер. Стало жутковато от того, что именно в тот момент, она осознала кем является. Даже он тогда ещё этого не понимал. Он сглотнул, выпрямился и затих.
— Ты не хотел, чтобы я об этом узнала. И ведь никому не пришлось мне об этом рассказывать. Я имею в виду Александра. Я сама всё это видела.
— Ты могла меня убить тогда, Эсфирь.
— А вот этот поступок я не могу объяснить. У меня в глазах всё плыло. Мне казалось, что что-то двигает мною и моими желаниями…
— Ты – хранитель. Ты бестолковый, никем не обученный хранитель. Вот и всё объяснение.
— Мне нужно учиться?
— Обязательно! Только кто будет этим заниматься? Я попрошу Декстера дать тебе несколько уроков. Мы учились с ним вместе, правда, он не закончил обучение. Но кое в чем он всё же сможет тебя направить. И у меня ещё есть одно решение на примете.
— Это пока секрет?
— Это пока не окончательно принятое мной решение.
— И ты ещё не ответил на один мой вопрос.
— На какой же?
— Почему ты мною играешь перед Александром? Меня отчитываешь за ребячество, зато сам ведёшь себя, как мальчишка.
— Мне за это стыдно, верно… Иногда бывает по-настоящему стыдно, — Шигео вздохнул. — Это мой характер. Ох, проживи с моё и поймешь…
— Значит тебе можно, а мне нет?
— Всё именно так, — кивнул он. — Тебе нельзя ни шутить, ни сквернословить, ни перечить своему брату, ни…
— А что тогда мне можно? — вспыхнула девушка.
— Остальное всё можно.
— Это что, например, — сморщилась она.
— Остальное.
— Но ты ещё не всё перечислил, что нельзя, как я могу знать, что тогда можно?
— Ничего нельзя.
Эсфирь замолчала, надулась и затеребила в пальцах ткань платья.
— Я пошутил.
Девушка не отвечала.
— Эсфирь, посмотри на меня, пожалуйста.
Девушка подняла глаза.
— Я же тебе говорил, что не знаю ваших законов. Я не знаю, что тебе можно, а что нет. Твоим лучшим поводырём в этих вопросах станет Декстер.
— Ладно…
— И я не играл тобою перед принцем. Я скорее прощупывал его и хотел понять с кем и чем столкнусь в будущем, ведь в любом случае я хочу быть с тобой.
— Мне уже думается, что мы никогда больше не встретимся.
— Скорее всего, так и будет. Но даже так, это не помешает мне быть твоим до конца и верить в чудо.
— Ты меня удивляешь.
Шигео задумался.
— Эсфирь, ты даже представить себе ещё не можешь, как нам будет тяжело.
И в следующий момент обнял её крепко-крепко обеими руками. Эсфирь ответила ему, тоже обняла хранителя, настолько полно, насколько позволяло её положение тела в седле. Дохи почувствовал перемены в настроении своих наездников и остановился. Георг поравнялся с парой и тоже остановился.
— Город, — прогремел его голос.

Следующая глава Предыдущая глава