Коджи вышел на палубу. Всё ещё шёл дождь, а штормовой ветер мешал держать верный путь на Радуанш. Ориентироваться по звёздам не было возможности, и останавливать корабль на ночь на якоре капитан тоже не решался. Беспокойство о племяннице уже настолько его трогало, что не терпелось добраться до места побыстрее. Плотнее укутавшись в плащ, он с переменным успехом добрался к штурвалу и принял его у помощника, отправив того обратно в каюты. Ухватившись за рулевую, Коджи приметил, что малец не сдвинулся с места. Юный помощник остался рядом с капитаном на мостике и его вообще, похоже, не трогали ни качка, ни дождь.
— Бо! Ступай вниз. Нечего тебе под дождем дальше…
— С вами останусь, — улыбнулся юноша. — Такой дождь… А вы один, — выкрикнул тот в ответ.
Юноша присел к краю кормы. Горизонт засиял просветлением.
— Странно это, — высказался Бо. — Так резко и светло, — он почесал затылок.
— Ты что заёрзал? — снял капюшон Коджи.
Оглянулся. Дождь действительно подозрительно резко утих. Слышался лишь отдельный топот кого-то из экипажа и хлюпанье волн о корму.
— Знаю, что пираты здесь появляются. Я бы с удовольствием! Такое мочилово!!! Кру-у-уть!
Коджи рассмеялся и чуть штурвал из рук не выпустил. Дал же себе зарок не принимать всерьёз слова юноши, когда тот нёс околесицу ещё на пристани при посадке про подводные лодки, самолёты и скоростные яхты. Скоро он всё же продолжил:
— Эти воды действительно знамениты нападениями пиратов и бандитов. Развелось их у берегов Радуанша не мало. Тем более, по моим расчетам, по правую сторону проходим мыс Каустаны острова Черрок. До сих пор их не имеют возможности изжить с насиженного места. Сколько бы не сгоняли — они возвращаются. И снова, и снова устраивают грабежи судов. Как только нас окутает туман, нужно будет затаиться. Ни звука сказал, — капитан пристально взглянул на собеседника. — Течение и попутный ветер нас сами вынесут к берегам Килланса, минут через сорок.
— Да я молчу, как рыба об лёд. Не парьтесь, командир, — лениво ответил Бо.
Коджи в очередной раз сморщился от непонятной режущей уши речи своего помощника. Тут же отдал приказ о раскрытии всех парусов на судне, дабы быстрее пройти эти опасные воды. Команда очень быстро справлялась с поручениями. Это уже был не первый поход Коджи в эти земли и, к счастью, судно проходило их спокойно, не натыкаясь на неприятности.
Как только появилась еле заметная дымка, что смягчила ночную темноту, на корабле погасили все огни. Чиролла уверенно входила в густой туман. Коджи закрепил штурвал и, наконец, отпустил его.

— А теперь тишина, — выдохнул он.

Вся команда будто по волшебству застыла на месте. Каждый из мужчин уже был вооружен. Для внезапных атак экипаж был достаточно хорошо подготовлен. Капитан так же знал, что в трюме было наготове и более серьёзное орудие на случай нападения. Коджи спокойно стоял у штурвала, вслушиваясь в окружающую тишину.
И тут Бо чихнул… Звук прозвучал, как выстрел, словно молоко тумана клинком прорезал… Юноша почувствовал, как заскрипел зубами Коджи, и далее услышал шум весел по воде. Шлепки…
— Создатель тебя дери, Бо!!! — взревел Коджи. — Что там с твоим носом-то? Русалка пощекотала?
Понимая, что звуки вёсел это всего лишь предвестники поспевавших уже к ним кораблей недругов, Коджи рванул к поручням, вглядываясь в светлую дымку.

Снова усиливался дождь. С каждым мгновением.
Бо всегда был рядом.
— Здесь русалки водятся? — как-то уже не странно это звучало от юноши.

— Эти воды полны всякой нечисти! — рыкнул в ответ Коджи, стараясь сдерживать своё негодование.
Вот и гости пожаловали, заметил он лодку. Всего трое в ней. Странно, даже подозрительно… Возможно это и не пираты, а простые заблудшие рыбаки. Но толком пассажиров было не разглядеть. Там ниже у поручней правого борта его Чироллы уже собралась вся команда, готовая к бою.
Не успел капитан и слова выкрикнуть приближавшимся, как понял, что Бо преуспел в своих желаниях встретиться с настоящими пиратами. Потому что сквозь пелену тумана ясно начинал вырисовываться огромных размеров корабль. И вооружен он был, что говорится, до зубов, это бы и ребёнок заметил. Те, что были в лодке, уже возились с крюками у низа кормы, которые безжалостно втыкали в обшивку.
— Ну, держись парень… В век твой чих не забуду…

С этими словами капитан Коджи стал выкрикивать приказ за приказом команде, которая моментально выполняла их. В общем, они итак знали и понимали, с чем столкнулись по воле Создателя. Бой определенно начнется уже через считанные секунды, каждый из мужчин уже предвкушал этот вкус битвы… Но каждый желал вернуться домой к семье живым, пусть даже не совсем здоровым.
Улыбка с лица юноши сползла, как только в одной его руке появился меч, в другой же кинжал. Кто-то из команды всунул ему это добро, беспокоясь о том, что мальчишка останется совершенно без вариантов самозащиты.
— Мне бы пистолет, а…
Никакого ответа. Суета на судне обходила его стороной. Бо остался совершенно один со своими мечтами и нарисованными в голове картинками, как единственным победителем выходит из битвы с пиратами, по численности, превышающей жителей и гостей Франции. А лучи солнца сквозь тучи определяют его, как истинного воина всех времён и народов.
— Бо! Очнись! — появился рядом Коджи. — В сказку попал? Постарайся остаться живым…

Первый залп пиратских пушек всколыхнул Чироллу. Многие просто не устояли на ногах. И только Коджи почувствовал, что били корабль с двух сторон. Щепки летели в разные стороны. Как только корабли поравнялись, противники уже были на борту. Звуки столкнувшихся мечей и отчаянные выкрики разносились над палубой. Определённо, численность незваных гостей превышала количество мужей команды капитана Коджи.

В темноте трудно было ориентироваться и не столкнуться со своими, но пытаться отстоять корабль команда не прекращала. Второй пиратский уже так же вплотную прильнул, только к левому борту. Новая волна нападавших сносила чиролловцев одного за другим. Коджи запаниковал. Он уже явно понимал исход битвы. Силы были на исходе… Нужно было пробраться к капитанской каюте. Это казалось невозможным. Коджи стал выкрикивать во весь голос:
— Бо! Бо!…
Туман и дым, мельтешащие силуэты, груды трупов и обломки палубы. Казалось, он потерялся на собственном корабле…
— Да тута я, что? — юноша, оказавшись рядом с Коджи, выглядел бодрым и весёлым. Он немного запыхался, но глаза смотрели задорно. — Ну что капитан, жарко становится? Это ничего, прорвемся, — прокричал Бо, и крутанул над головой окровавленным мечом.

— А ты, посмотрю, наслаждаешься? — пропыхтел Коджи, уворачиваясь одновременно от очередного замахнувшегося на него пирата.
Даже в этой неразберихи не трудно было дать оценку, чья сторона сейчас держала верх. Вопли слышались отовсюду. И не только они… Усмешки и восторженные выкрики явно не принадлежали ни одному из голосов его команды. Отпихнув от себя очередного нападающего, Коджи ухватил за рукав юношу.
— В моей каюте… Там девушка. Просто убери её с корабля! Спасать, похоже, уже некого…
У Бо челюсть отвисла:
— Девушка на корабле? — не дожидаясь ответа, бросился к каюте, на ходу юркая между пиратами. Рванув на себя двери каюты, он влетел внутрь. Картина, представшая его взору, была поистине впечатляющей. Как в кино. На кровати тоненько визжа, отбивалась от здоровенного пирата, хрупкая и изумительно красивая девушка.
— Эй, горилла! — окликнул Бо пирата, тот резко обернулся на него, отпустив, наконец, девушку…
И тут же из тёмного угла каюты, появился не менее внушительных размеров второй.
— Ого, вот это компашка! — попятился назад юноша.
На его счастье в каюту попал очередной заряд, который раздробил её вдребезги. И те, что весили гораздо больше, чем Дэвора и Бо вместе взятые, не удержавшись под ломаными досками пола, улетели куда-то далеко вниз. Осторожно пробравшись к девушке, юноша выкрикнул:
— Уносим ноги!
Дэвора же замотала головой, отползая дальше в угол кровати, поправляя прическу и порванный рукав платья.
— Я друг капитана. Не сделаю тебе ничего плохого, — протянул к ней руку.
— Почему ты думаешь, что я так и поверила тебе? Никуда я с тобой не пойду!
К слову сказать, девушку напрягало и то, что раньше она попросту его не видела. Бо не выдержал и рванул её со всей силы на себя за руку. Сопротивляться ей бы и не удалось. Парень хоть и был юнцом, но Дэвора, измотанная плаванием и отбиванием от нападавшего, уже не находила сил на что-либо большее.

Девушка вздрогнула от очередного залпа пушек. Корабль уже, казалось, скоро затрещит по швам и рассыпится. С надеждой в глазах на правильное решение, она смело отдалась действиям незнакомца.
— Вот и умничка, вот и хорошо! — Бо подхватил под руку почти не держащуюся на ногах девушку и, крепко прижав к себе, повел на палубу. Не успели они выйти, как дорогу им преградили двое по виду никак не похожих на пиратов. Они были высокие, в золоченых одеждах и доспехах, лица довольно свирепые, в глазах бездна, светлые, как призраки. Действительно, почти прозрачные.
— Я не сдамся! — прыть так у пёрла из мальца.
— Ну, надо же, кто тут у нас пищит? — запел один из светлых, с явной ухмылкой.
— Я никогда не пойму этих хизгроу… У них корабль разваливается, а они умудряются утолять в это время плотские потребности, — хохотнул другой.
— Еще слово, и я тебя так отшпилю по самое не хочу! — прошипел Бо.
Дэвора в это время, не дожидаясь исхода диалога, отстранилась от Бо и стала пробираться по лестнице к штурвальной палубе. На удивление вокруг ежесекундно стихало. Какая-то незаметная для глаза аура окутала судно и всё вокруг застывшее.
— Что ты там вякнул? — вспыхнул первый, глядя на мальчишку.
Второй же, приметив такой серьёзный настрой защищавшего честь девушки, постарался успокоить своего партнера.
— Ладно… Он же свой!
Теперь уже стало очевидно понятно, что происходило на нижней палубе. Два пиратских корабля так и оставались по обе стороны от Чироллы, но были абсолютно пусты. Горстки нападавших, что остались в живых, теперь были окружены светловолосыми, до зубов вооруженных. И вся эта толпа направлялась в совершенно другой корабль, золотой, что примыкал нос к носу к Чиролле. Их просто спасли… Помощь пришла от народа Радуанша, и называли их лейснами. Дэвора читала о них в книгах. Об их спокойной и мирной жизни. О народе, который не вмешивался, который оставался зачастую в стороне от событий Онхариолта и других королевств. Светало…
Бо выставил вперёд меч, готовый нанести удар.
— О, Создатель! С кем связались?! — пискнул другой и заржал во весь голос.
С верхней палубы послышался выкрик девушки:
— Дядя!
— Повезло тебе! — скорчился юноша и бросился к Дэворе вверх на палубу.

Рана глубокая, голова запрокинута назад, кровотечение не останавливалось. Осколок, торчащий из бока, причинял адскую боль. Коджи держался…
А её глазки наполнились слезами.
— Вы ему поможете? — голос дрожал.
Она молилась на того, кто пытался помочь Коджи. Один из лейснов, проводил рукой над раной, проговаривая раз за разом одни и те же слова. Под ладонью странно светилось…
Послышались шаги подоспевшего Бо.
Дэвора хотела бы помочь, но чем… И сама не знала.
Светловолосому каким-то чудом удалось выудить осколок из материи. Кровотечение остановилось.
Бо оставалось лишь наблюдал за капитаном, за девушкой и за лечением.
Девушка перевела взгляд на своего спасителя. Ей было даже в некотором смысле стыдно, что владея даром исцеления, она еще не могла в полной мере пользоваться им… А внутри утверждёно дала себе обещание учиться у Филаготра, пока не освоит все секреты лечевания.
Коджи тихо что-то простонал, переключая её внимание на себя. Над ним снова согнулся светловолосый, осмотрел итог непродолжительного процесса и одобрительно кивнул. Одним лишь взглядом отдал приказ спутникам перенести капитана Чироллы на свой корабль.
Дэвора поднялась следом. Переживание за дядю… Благодарность незнакомцу. Нужно было ему что-то сказать.
— Я тебе благодарна, — вплотную подошла к Бо. — За всё…
— Да было бы за что, — тихо ответил он. — Как тебя зовут?
— Дэвора.., — девушка вздохнула.
Перед ними вырос светловолосый… Как-то неожиданно.
— Только вас и ждём, — это был именно тот, которому успел нагрубить юноша. — Все, кто остался в живых, перешли на наш корабль. Мы отправляемся в Килланс. На этом же корыте далеко не уползешь…

— Не выходит! Ты не умеешь это контролировать! Оставь…
— Справлюсь! — еще чуть-чуть и перешел бы на крик.
— Она уже какую порцию доедает… Лопнет! — тихо продолжил Шигео.
— Пусть ест.

— Как скотина на убой? — хранитель прикрыл рот ладонью.
— Ты перегибаешь! Не находишь? Весело? Тогда убей, — фыркнул Александр.
— Это не повод, — улыбнулся хранитель. — Я дождусь подходящего момента, — улыбка стала еще слаще.

— Еще есть хочешь? — осторожно подошёл Александр.
Девушка вздохнула тяжелее обычного даже на своём малом опыте, учитывая сколько себя помнит в этом мире.

— Не хочу, наверное… Я уже столько всего съела, а будто всё равно голодная.

— Это просто первый день, — широко улыбнулся брат.

— Почему вы смеялись надо мной?
— Что? Когда? — в очередной раз раскачав девушку на качели, Алекс задумался. — Мы не над тобой смеялись, — вспомнил он. — Шигео предположил, каким будет негодование Декстера, когда он увидит тебя в Этельстоуне.
— И каким же? — взглянула девушка на брата.
— Он будет явно не в восторге…
— Шигео давно его знает?
— Они вместе учились на Хранителей в «Древе». Но с того потока стал им только Шигео. Насколько мне известно, они дружили. И до сих пор неплохо ладят. Когда-то они очень часто проводили вместе время, но… в жизни Декстера случилась Кристина, моя мать, — Александр улыбнулся. — После… их времяпрепровождение сократилось.
— Всё равно странно, — потянула Эсфирь. — Видимо, Декстер не так хорош не только, как хранитель, но и как мужчина, раз не удержал Кристину подле себя.
— Не рада, что я есть? — пошёл с другой стороны брат.
— Ну-у-у…
Неожиданно Алекс остановил качели и уверенно спросил:
— Эся, ты любишь меня?
Вопрос, как гром, среди ясного неба. Девушка обернулась к нему, но не решалась ответить. Он же сдержанно ждал слова из двух букв.
— Алекс, Эсфирь…
Появился Шигео. Брат с сестрой переключились на хранителя.
— Лошади готовы, можно выезжать.

— Одна? — послышался знакомый голос.

— Да, — взглянула на Бо Дэвора. — Лейсны особо не жалуют гостей. Не разрешили даже по городу прогуляться.
— А почему так? Меня тоже попросили оставаться здесь, во дворце.

— Я немного знаю об этом народе. Вроде они и хизгроу, но держатся очень обособленно. Даже браки у них с нами в порядке очереди осуществляются. Будто по приглашению в их расу. Называют себя лейснами… Ты разве ничего о них не знаешь?
— Я всего пару недель в родном мире. Родился среди людей. Но по некоторым причинам дальше буду жить уже среди своих. Мне еще привыкать и привыкать.

Дэвора с интересом всматривалась в собеседника.
— А как там? Там у людей?
— Нормально. Шумно. И без пиратов, — он улыбнулся. — Хотела бы там побывать?

— Это невозможно, — она задумалась. — Ведь возвращаются только от туда. А туда… Туда никого не пускают.
— Но там нас уже мало осталось. Где я рос, хизгроу вообще попадались очень редко. Одна семья, довольно долго жившая в моём городе, рассказывала, что было время, когда силком заставляли возвращаться в Онхариолт. Никого не волновало, что для тех, кто прижился среди человеческих условий, свой родной мир был чужд, с его средневековыми устоями. Иногда даже забирали без тел, — Бо ухмыльнулся.

— Ужас, какой кошмар! Это же убийство, — ахнула девушка.
— С какой стороны посмотреть. Тем легче начать новую жизнь.

— Ох, скажешь тоже… А как же родные, близкие и любимые? И где тогда твои родители?
— Будут новые, — только и ответил юноша.

Кристина была удивлена, когда не обнаружила с утра мужа в постели. Что-то смутно помнила… Но она была так измотана за день, что совершенно не придала значение его мгновенному исчезновению и снова быстро уснула.
— Декстер, милый, что случилось? — Кристина нашла мужа в одной из галерей дворца.
Осторожно спускаясь по ступеням, женщина уже издали ловко читала его озабоченный взгляд.
— Я не мог ошибиться. Александр в Облачной долине. Я думаю, он скоро будет здесь, в Этельстоуне.
Кристина поджала нижнюю губу, а глазки забегали по сторонам.

— Но так и должно было быть, верно? Всё идёт, как ты и планировал. И он должен быть не один, а с девочкой, — она нежно опустила руку на плечо любимому.
— Я уверен, что она осталась жива. Никон хоть и человек, но не ослушался бы нас, — он улыбнулся. — Столько ревности в нём закипало, помнишь? Прям как я когда-то к Ясуо.

— Скажешь тоже, — мило улыбнулась она, поправляя его локоны. — Ты обещал не вспоминать мне тот период жизни, — продолжала мурлыкать Кристина.

— Это же начало нашей совместной жизни, — он улыбнулся в ответ. — Как не вспоминать?
Мужчина понимал, к чему это могло привести, но азарт уже закипал в нём. Он демонстративно поднял взгляд к небу, будто вспоминая что-то.
— Как сейчас помню… Моя ненаглядная играет роль по уши влюбленную в Сэки. А я, как дурак, вёлся на твои провокации. Но самое моё любимое это…
— Так, стоп! Не продолжай! — нахмурилась Кристина. — Только заикнись! Я тебя испепелю на месте!
Декстер будто не слышал.
— Нет, ты только послушай, — про себя хохотал он. — Мне никто так нежно никогда ноги не массировал. Это было просто чудесно, — вздыхал он. — А видеть тебя за стиркой, такую работящую…
Кристина закипала.

— Всё бы отдал за то, чтобы снова видеть тебя в простеньком платьице с кадкой под мышкой и в пене по самые локти. Вот в такие моменты мне Ясуо точно завидовал. Ведь ты всё делала только для меня.
Над Кристиной уже молнии сверкали. Она скрутила в ладони локон волос мужа и с силой дёрнула его.
— Ай-ай, что делаешь, — пришёл в себя мужчина. — Больно же.

— Я предупредила!
— Лисичка моя, что ты так воспринимаешь мою любовь к тебе?
— Это не любовь была! — взвизгнула она. — Ты очаровал меня без моего на то позволения! И если бы я не была околдована, ты бы не притащил меня на Кходожи, так и знай!

— Жалеешь? — одна бровь медленно поползла вверх.

— Да…
— Ой, не ври-и-и-и…
Женщина сморщилась от своей же неправды и решила повернуть разговор в другое русло.

— Как ты намерен поступить с Александром?
Декстер задумался.
— Пока рядом с ним Шигео, я ничего не смогу сделать, — вздохнул он. — Самое главное для нас это уберечь принцессу от него. Если удастся вывезти её из Этельстоуна на земли Ясуо, было бы не плохо. Желательно до того момента, когда придёт время им обменяться Дарами.
— Не легче ли просто убить его? — тихо проговорила женщина.
— И выпустить то, что ты в него вложила? Кристина, это не вариант. Лучше уж его в таком состоянии контролировать, чем выпустить само зло на волю. Ведь неизвестно, во что или в кого он сможет вселиться.
Декстер нежно притянул жену к себе, обнял. Легонько рукой опустил её голову себе на грудь.

— Мне страшно, — прошептала Кристина.
— Не оставайся с ним наедине. Об остальном я позабочусь.

— А Юджин? Наш мальчик?
— Пусть остаётся в Сиквелле. И чтобы ноги его здесь не было, пока я не разберусь с первенцем! Ещё его в это дело впутывать не хватало.
Кристина крепче прижалась к мужу.
— У тебя есть я, у меня — ты и Юджин. Мне есть, за что бороться с Александром. Помни об этом.
Декстер поглаживал любимую по голове и тихо улыбался.
— Я хочу выехать к нему навстречу. А ты пока подготовь всё к его приезду. Всё как полагается. С шиком и роскошью. Он не должен заподозрить наш страх перед ним. Стойкость сослужит нам на руку, согласна?

Кристина ответила не сразу:
— Останься, — попросила она. — Зачем ехать?
— Я постараюсь поумерить его гнев до того, как он появится подле тебя, любимая. Я не хочу рисковать из-за своего незнания.
— Возьми кого-нибудь с собой… И платье для девочки.
— Обязательно.

— Скорее всего… Если мы в следующий раз увидимся, я тебя не вспомню.
Бо был уже в седле. Сам попросил девушку проводить его. Дэвора с некой опаской взглянула на сопровождающих юношу. Оба в стороне, но всё равно заинтересованные.

— Тебя передали им, словно вещь какую-то, — зашептала она.
Уголки его губ дрогнули.
— Я не боюсь. Если так нужно, то я еще слишком юн для сопротивления.
— А нужно сопротивляться?
— Чувствую не в моём положении.
Девушка вздохнула. Взглянула на спасителя и выдавила улыбку. Казалось, она понимала, о чем говорит юноша, но принимать категорично отказывалась.
— Мне пора, — он улыбнулся.
Дэвора перевела взгляд на его руки. Показалось или дрожали? Она отступила на шаг, явно уже прощаясь.

Трое двинулись к воротам. Девушка выкрикнула:
— Я тебя не забуду.
Он не оглянулся, и не к чему было. Но Дэвора не сводила взгляда с его спины до исчезновения за воротами.

Эсфирь была всё в том же платье. С удовольствием бы переоделась, но не во что. Для неё приготовили отдельную лошадь, хотя она бы и не отказалась ехать верхом вместе с Александром. Обнять нельзя, касаться нельзя, поцеловать тем более. Когда начинала задумываться об этом, сама собой мгновенно становилась внутри раздраженной и злой. Губы сжимались, а взгляд не мог сконцентрироваться на чем-то определенном.
А какими в приоритете стояли для неё сейчас решения, рассуждала она про себя. Тоже довольно сложный вопрос. Свергнуть Кристину с трона, не дать занять это место Александру, найти подходящего мужа, утвердиться в законных правах на власть над Онхариолтом. Освоить свой Дар. Это тоже важно в мире хизгроу. Но какой именно Дар будет её? Тот, что созревает в ней от Александра или её собственный, который в полную силу охраняет другого хизгроу? Объявить на всё королевство о своих правах — это только начало. Как бы то ни было, но необходимо понимать и осознавать это правление. На плечи девушки могло упасть мгновенно слишком много обязанностей, в которых она и не мыслила ничего. Поэтому нужны верные приближенные, которым можно было доверять. Есть ли у неё такие? Конечно, нет! Откуда? Она же вернулась всего несколько часов назад в свой мир и абсолютно абстрагирована в знаниях.
А если посмотреть на ситуацию с другой стороны? Сейчас пустить всё на самотёк, притвориться покорной, верной и послушной… Это легко. И дождаться того самого нужного момента, когда возможности её возрастут в сотни раз. Её должен полюбить народ, зауважать и зажелать. Возжелать её, как истинную наследницу и с легкостью отказаться от бастарда. Эсфирь улыбнулась про себя. Она любила Александра. Она это знала, и он не отрицал своего к ней отношения. Но какие плюсы можно было узреть в этом, когда ты зависима от мужчины? Она сдавалась под его взглядом каждый раз и уже успела насторожиться, почему так выходит. Воспоминания вернули её в детство, то детство, которое требовало её присутствия рядом с братом. Девушка определенно не хотела иметь эту наркотически пагубную зависимость. Что за нити тянули её к этому хизгроу, ей только предстояло узнать.
А ещё её мать. Силеста. Где же она? Скрывается или уже сгинула в небытие? Отец и брат! Их она хотела больше, чем ту, что родила её. И кому быть благодарной за то, что её разлучили с семьёй? Алексу или Кристине? Скорее всего, им обоим. На месте этих двоих, она бы ни за что не раскрыла своих планов относительно принцессы Онхариолта. Поэтому никакого доверия – ни мизерной пылинки…

Пока девушка размышляла, особо не замечала в себе перемены. Правда, они не оставались не замеченными для хранителя. Эсфирь всё пыталась взобраться на лошадь, но не выходило. В узком платье было трудно не то чтобы поднять ногу и влезть в седло, вообще уже становилось понятным, что её навыки верховой езды и управления лошадьми остались в глубоком детстве. С большим трудом она как-то сделала это, теперь просто лежала на животе на самом седле, а вот сесть в него оказалось еще труднее. Лошадь не стояла на месте, тем самым мешая сосредоточиться на таких, казалось бы, простых действиях. Александр уже устал наблюдать за сестрой и её кряхтением. Ударив себя по лбу и взметнув рукой в хранителя, выпалил.
— Шигео! В конце концов, помоги ты ей.
Еле сдерживаясь от очередного приступа смеха, хранитель слез со своего коня и подлетел к девушке. Удерживая её одной рукой, другой направил ногу через седло, наконец, она была верхом.
— Справишься? — спросил Шигео, улыбаясь.
Эсфирь ерзала в седле, дыхание участилось, взгляд блуждал из стороны в сторону. Она теряла контроль. Или терял его Александр? Шигео ухватил лошадь Эсфирь за уздечку.
— Поехали со мной, — быстро нашёлся он.
— Нет! — восклицание от Александра.
Оба, и Шигео, и Эсфирь обернулись к принцу.
— Алекс, она устанет быстро, — принялся уговаривать хранитель. — Лошадь её с нами пойдет. Как освоится — пересядет.
Александр всматривался в растерянный взгляд сестры какое-то время, но согласно кивнул.
Шигео снова посмотрел на принцессу:
— Ну, прыгай ко мне, — протянул к ней руки, чтобы помочь слезть с лошади.

Уже через мгновение она оказалась в его объятиях, еще через какое-то время вместе с ним на его коне. Шигео делал все быстро, уверенно и ловко. Эсфирь не успевала за его движениями, взглядом.

Не особо интересуясь, как смотрит на неё хранитель, она просто старалась не сильно обременять того своим присутствием. Как ей казалось, ему было не совсем удобно держать её перед собой на коне в поездке. Ехать верхом вдвоём заставили обстоятельства, а никак уж не её собственное желание. Эсфирь держалась на расстоянии даже так. Выпрямившись, она старательно отодвигалась от Шигео, боясь как-то прикасаться к нему даже спиной.
Шигео же напротив, замечал все нюансы. Любое её движение отпечатывалось в анализе. Она прятала от него глаза, так ни разу и не взглянула прямо. Странное чувство, будто из прошлого, задело его при таком близком положении к девушке. Нельзя сказать, что он был равнодушен к противоположному полу, но достаточно спокойно переносил любые от тех знаки внимания. А когда тебя так запросто «динамят» даже в такой простоте, стало до интереса любопытно. А с другой стороны, что за глупости, разве он бредит её вниманием к себе? Уголки губ тронула улыбка.

— Эсфирь, тебе же неудобно, — тихо проговорил он. — Наоборот, подвинься ближе… Можешь обнять. Моему коню вряд ли нравится, что ты так сильно хватаешь его за гриву.

— Всё хорошо, мне удобно, — ответила через плечо принцесса.
Шигео оставил попытки исправить ситуацию в ближайшее время, тем более было трудно предугадать, к чему может привести пристальный и недовольный взгляд Александра.

Шигео снова улыбнулся:
— Снимешь проклятие — покатаешь, — кивнул он принцу.

Александр, молча, натянул повод и пустил своего коня в галоп. Шигео с Эсфирь остались позади. Видимо так ему было легче переносить совместную поездку хранителя и сестры.

Пользуясь моментом, Шигео ловко ухватил руку девушки и направил себе на талию. Тут же вторую. Эсфирь опомниться не успела, как уже крепко обнимала хранителя. А по-другому бы и не получилось держаться, ведь Шигео решил догнать Александра.
— Хей-хей, — подгонял он коня.
Живая поездка переросла в соревнование между хранителем и принцем. Приметив, что Шигео нагоняет его, Александр ускорился. Так и мчались, между деревьев, огибая косогоры, минуя свежевспаханное поле и мелкую речушку. Алекс всегда был впереди. Оглядываясь на друга и одаривая того с Эсфирь милой улыбкой, он только раззадоривал саму Эсфирь.

Шигео рассмеялся на выпад девушки:
— Обгони его, Шигео. Я не хочу быть второй!

— Как скажешь, принцесса, — обрадовался он.
Быстрее ветра, быстрее воды… Всё быстрее и быстрее. Звонкий смех девушки не просто радовал, он, казалось, одаривал Шигео неким забытым счастьем. Хранитель оставил контроль над разрушительной связью между братом и сестрой и вскоре сильно пожалел об этом.
Явно ощущая нарастающую температуру её тела, Шигео резко остановил коня, и всё внимание теперь переключил на принцессу. Ухватив её за подбородок, он направил лицо девушки на себя, сосредоточившись на попытках сконцентрировать её взгляд на себе.
— Смотри на меня! Смотри же! — давал он тщетные команды.
В её глазах блуждал фиолетовый оттенок. Девушка, как магнитом была нацелена на ускользающего из её видимости брата.
— Оставь его, слышишь? Эсфирь! — выкрикивал Шигео.
Понимая, что «Печать» уже вовсю терзает её изнутри, Шигео в мгновение оказался на земле вместе с ней. Теперь она не остановится, пока не насытится. Освободить хизгроу из тела была её задачей. Шигео решился. Он оттолкнул её от себя так сильно, чтобы та упала на землю, и, пользуясь этим моментом, обнажил свой меч.
— Тебя же ничто не остановит, верно? — встал в оборону он.
Девушка теперь пристально всматривалась в хранителя. Его враждебность против неё переключили её внимание на себя. Эсфирь более не трогали ни их знакомство, ни возможные другие дружеские связи.

Поднявшись на ноги, она ловко накрутила на руку, энергетически заряженную собой нить.

Перед ней был один из тех, кого нужно было вернуть в Верхний мир.

Шигео продолжал со скрытым восторгом любоваться её действиями.

Она оказалась живым оружием, тем самым, которое в прошлые времена принадлежало ему.

Ту, что он когда-то уничтожил своими собственными руками, но так и не смог подчинить себе.

Очевидно, её снова ждёт та же участь.

Хранитель выставил руку вперёд, прошептал пару неразборчивых слов.

Девушка рухнула на землю уже без сознания…

Шигео метнулся к Эсфирь и перешагнул через неё так, чтобы она оказалась между его ног. Не теряя и секунды, хранитель направил в жертву своё оружие, лезвием прямо в её грудь, продолжая нашептывать разрывающее Дар заклинание.

Закончив, он ещё раз взглянул на её спокойное лицо и занёс меч, чтобы вонзить в её тело.

— И это не повод! — Александр крепко сдерживал руку Шигео с мечом. — Не смей её трогать! Я никогда тебя не прощу…
Хранителю потребовалось время, оценивая свою оплошность.
— Алекс… Она не нужна! Для нашего мира ТАКИЕ не нужны! — зарычал он, не двигаясь с места. — Убери её, и тебе не нужно будет беспокоиться о своих поступках. И возможно о моих.
Шигео выдернул руку и приготовился нанести удар.
— Шигео, нет! Не делай этого. Она МНЕ нужна! Ты мне и шанса не дал, — затараторил Александр. — Еще несколько дней — увидишь, больше такого не повторится. Я обещаю.
— Я поверить не могу, что ты такой же, как она. Это просто нелепость какая-то, — продолжал грозно Шигео.
— И что? Что это значит?
— А то, что это не просто проклятие, это статус! Это определенная должность. И ты понятие не имеешь, для чего она была принята в этот круг.
— Так объясни мне!!! — перешёл на крик принц. — Не договариваешь всего, а мне как понимать?
Дыхание Сэки участилось, а желание уничтожить второго хранителя не унималось в нём.
— Ты подцепил эту болячку. В коем я уверен. Знать бы откуда и при каких обстоятельствах…
— О чем ты говоришь? — не понимал всего Александр.
— И не нужно! Если бы было нужно, знал бы…
— Убери от неё меч, убери!!! — зашипел наследник.
Ещё какие-то секунды молчания и Шигео отступил от тела девушки.
— Я обязательно разберусь во всём. Но это исчадие ада не доживёт до своего совершеннолетия! Поэтому предлагаю тебе как можно скорее занять трон, изъять заранее свой Дар из неё и оставить принцессу на меня. Как бы ты не грезил, какими бы мечтами не холил себя оставаться с ней вместе, этого не произойдёт никогда!
Впервые за своё существование Александр пронизывал хранителя ненавидящим взглядом. Соглашаясь с его высказываниями на поверхности, он ни на секунду не отступал от своих внутренних не раскрываемых планов.

— Лин, Лин… Куда же ты пропал? Я вчера ждала тебя весь день, — личико Акейн исказило негодование.

Ворвавшись в покои брата, и убедившись, что их никто не может подслушать, она тихо залепетала:
— Лин, теперь мне можно выезжать за пределы дома. Я такая счастливая. Я очень хочу поехать в Онхариолт.
Брат с неохотой принимал эти сияющие глаза. Наверняка сестра снова задумала очередную шалость. Не редко ему случалось попадать за неё.

— Тебе места мало тут? В Югурэ… Зачем выезжать так далеко? Там птички какие живут неведомые тобой или цветочки, коих тебе в коллекции не хватает? Что за прыть?

— Ты же мой самый родной и любимый брат, Ли-и-ин. С кем мне ещё ехать? Ты и сам любишь путешествовать…
— По морю! Не в седле! — быстро отрезал юноша.

— Да что ты заладил про свои корабли, — нахмурилась девушка. — Вот покатаемся на лошадях, а обратно морем вернёмся… Да?
Акейн стала нежно поглаживать брата по плечу. Мурашки мелкой крошкой рассыпались по всему его телу, оставляя за собой непередаваемые ощущения эйфории и наслаждения. Её способности приятно влиять на хизгроу проявились довольно рано. Одаривать страстью и желанием она старалась при малейшем удобном случае любого, с кем, так или иначе, связывали её общие дела. Правда в дальнейшем она уже действовала на тех же, словно магнит, который может в любой момент успокоить и расслабить. Это следствие девушку раздражало не на шутку. Лин в любом случае получал больше чем кто-либо. И был не против, потому что сам имел способность, чем-то схожую на ту, которой владела сестра. Но сам ею не пользовался. В тот вечер, когда он получил разъяснения о свойствах своего Дара, дал себе слово, что использует их только в сторону действительно понравившейся ему девушки. А для физического удовлетворения можно и наложниц отца использовать. К связям, тем более цепи, в семье Сэки относились с уважением и почтением. Именно благодаря исследованиям старшего из представителей этого древнего дома, стало очевидным рождение детей, после прохождения обряда Кходожи.
Ясуо озаботился этими исследованиями из-за собственных отпрысков. Те в браке не могли иметь детей. Оставалось долгое время не ясным, почему так происходило. В спутники своим чадам выбирались достойные из хизгроу, но оказывались несовместимыми по Дарам. Дар, словно защитная оболочка служит проводником между хизгроу и физическим телом, которое когда-то позаимствовал первый неземной гость у человека. И если Дары не распознавали свою знакомую структуру, то не принимали и материю. И о дальнейшем сосуществовании, не говоря уже о призыве нового хизгроу, и речи не могло быть. То есть даже у хизгроу существовали свои внутренние пристрастия и предпочтения между… Оставалось только грамотно подобрать совместимых друг к другу. Чем и занимался в своё время Ясуо Сэки. Итогами его исследований стали нововведённые законы в Онхариолте. Под пристальным наблюдением Верхних были внесены правки в Книгу Времён… С того самого момента вступление в брак уже не считалось таким весомым событием в жизни влюбленных. Обряд Кходожи перетянул со временем на себя всё значимое для пар, которые мечтали о создании своей собственной семьи, а так же возможности пригласить одного из своих в мир материи и ощущений. Вся основная торжественная часть в семьях проходила после подтверждения совместимости между молодыми. Назначали дату передачи Дара невесты будущему мужу. И вместе с тем организовывали церемонию бракосочетания, очень схожую и для мира людей, правда со своими нюансами, о которых автор поведает читателю в следующий раз.

Следующая глава Предыдущая глава