О начале города говорила кованная привлекательная табличка, подвешенная к столбу у края дороги, с надписью: «Хэттонград, город мастеров и ремесленников». Действительно этот город славился обилием школ, имеющих специализированное направление в изучении исключительно хозяйственной и промышленной отраслей. Многие, кто начинали свою карьеру у здешних мастеров, становились известными дельцами, открывали свои ремесленные школы в других городах королевства. Так как Хэттонград располагался по левую сторону ото рва, что разделял Онхариолт на две части, жизнь в нём текла куда более насыщенная и яркая, чем в городах, которые стояли ближе к восточным границам и Хартдоку. Здешние хизгроу отличались добротой, сочувствием и милосердием. На улицах не встречались нищие, помои не выплёскивались прямо из окон на проезжую часть улиц, не сквернословили. Словом сказать, город сиял яркими красками жизни. Сиял так же искренне, как и принцесса Эсфирь, сжигаемая нетерпением оказаться на празднике на центральной площади, шум которого слышался даже здесь за городом.
— Мне нужно переодеться, — проговорил Шигео, слезая с Дохи. — Поможешь мне?
Мужчина протянул руки к принцессе, давая понять ей, что готов помочь слезть с жеребца.
— Зачем тебе переодеваться? — оказавшись в его руках, спросила Эсфирь.
Шигео отстегнул сумку от седла и протянул её девушке. Стал расшнуровывать сапоги и между делом, стягивая с себя одежду, объяснять:
— В городе праздник, значит, все оденутся в светлые одежды. Я же весь в чёрном. Буду привлекать к себе излишнее внимание. В сумке есть другая одежда… Доставай.
Эсфирь послушно стала разматывать шнуровку на сумке и вынимать из неё мужские вещи.
— Мы же пойдём на площадь? Ты не возражаешь? Или не хочешь? — засыпал он вопросами девушку.
— Хочу. Наверное… Я не уверена.
Её взгляд блуждал по его обнаженному торсу. Девушка в мгновение покраснела от смущения. Пока Шигео не выпрямился, она, скорее всего, и сама не осознавала, насколько отчетливо были выражены чувства на её щеках. Шигео не успел с ней встретиться взглядом, девушка быстро отвела глаза в сторону.
— Эсфирь, ты же буквально вчера видела меня таким, — прищурился мужчина. — Тебя это сильно волнует?
— Нисколечко, — проговорила принцесса в сторону. — Мне всё равно.
— Я вижу, как тебе всё равно, — улыбнулся он и взял из её рук брюки цвета слоновой кости. — Там ещё и рубашка была белая. Достань, пожалуйста.
Так и продолжая держать лицо в направлении города, Эсфирь вынула что-то ещё из сумки и протянула в сторону мужчины. Шигео было потянулся за рубахой, но приметив, что творилось с девушкой, решил не спешить. Бросив взгляд на Георга, который в отличие от принцессы не сводил с него взгляда, мужчина осмелился придвинуться к Эсфирь ближе.
— Это не то, — промолвил он совсем рядом.
Девушка вздрогнула и обернулась. Встретившись с его игривыми глазами и легкой улыбкой, она опустила взгляд на то, что было у неё в руке. Это была рубашка, белая. Чуть нахмурившись, она произнесла:
— И что же это по-твоему?
Шигео промолчал, Эсфирь тоже замолчала. Его взгляд так завораживал, что не произнеси он её имя, девушка уже была готова раствориться в нём и упасть в обморок, лишь бы эта сладострастная пытка быстрее закончилась.
— Эся, — прошептал он.
— Не смей! — очнулась она и резко оттолкнула его.
— Я ничего не сделал, — наиграно возмутился Шигео. — И не собирался.
— А выглядело очень даже наоборот.

Мужчина в очередной раз хитро улыбнулся, взяв из её рук рубашку, продолжил одеваться.
— В шестнадцать ты не была такой трусихой.
— В шестнадцать? — воскликнула девушка. — Да что ты?! Ты предлагаешь мне броситься тебе на шею и расцеловать?
— Я бы не возражал.
— Я еле себя помню, не то чтобы наши отношения, — злилась девушка.

     Георг сообразил, что принцесса стала вести себя иначе. Он, не слезая с коня, стал приближаться к паре. Шигео сразу это заметил.
— Твой сторожевой пёс ползёт сюда. Хочешь, чтобы о нашем разговоре узнал дядька Декстер?
— Мой кто?
Шигео кивнул в сторону приближающегося воина.
— Ох, да… Георг, извини, — прокричала девушка. — Всё в порядке, не волнуйся. Оставайся там.

— И ты не ненавидела меня! — продолжал хранитель. — Признай это. Ты так часто кидаешься в меня неподтверждёнными заявлениями. Я тебе не враг, принцесса.
— Так значит? — насупилась девушка.
Эсфирь скрестила руки на груди. Шигео уже оправился и сложил снятую с себя одежду в сумку, когда уловил в её взгляде очередной готовящийся протест.

— Я с тобой больше не поеду, — заявила она.
— И с кем же ты поедешь? — одна бровь Шигео заметно дернулась.
— С Георгом.
— А ты хорошо подумала?
Эсфирь не ответила. Она просто развернулась и пошла в сторону Георга. Шигео тут же метнулся за ней и преградил путь.
— Я согласен с тобой. Поведение моё еле терпимое. Сам себя не узнаю…
Эсфирь твёрдо ответила:
— Если ты не имеешь возможности исправиться или хотя бы держать свои шутки при себе, тогда эту проблему решу я.
— Каким образом?
— Просто перестану с тобой разговаривать.
— Это не выход. Ты сама потом будешь жалеть о том, что в молчании провела наш последний совместный день.
— Ты сам меня учил не жалеть о принятых решениях. Я не буду жалеть. Я слишком для этого упряма.
Эсфирь обогнула мужчину и продолжила свой путь по направлению к Георгу.
— Эгоистка! — выпалил вслед принцессе хранитель.
Девушка встала, как вкопанная. Стала медленно разворачиваться обратно.
— Что ты сказал?
— Ни себя, ни меня не жалеешь, — вздохнул Шигео. — Так подумала бы о бедном животном…
Мужчина махнул рукой в сторону Георга. Эсфирь очень удивилась и тут же возмутилась:
— Он не животное! Как ты можешь так говорить? Если он не такой разговорчивый, как ты, это не значит, что его можно оскорблять.
Шигео сморщился.
— Я не про Георга, Эсфирь. Я говорю о его жеребце. Тот еле держится под таким весом, а ты хочешь вдобавок и собой его нагрузить.

     Эсфирь не нужно было убеждаться в словах хранителя. Включив память и логику, она быстро осознала свою оплошность. Вздернув нос к небу, как она это уже проделывала не раз, девушка гордо прошагала мимо Шигео.

— Всё равно не поеду! — через плечо бросила она.

Шигео живо пристегнул сумку к седлу, сел на Дохи и направился следом за девушкой в город. Георг не отставал. Поравнявшись с хранителем, он спросил:
— Что у вас произошло?
— Принцесса решила испытать туфли на прочность. Поспорила со мной, что спокойно дойдёт в них до самой площади, — улыбнулся Шигео.
— Я таких, как ты, шутников, одной левой давлю. Ты бы не играл со мной, хранитель.
Шигео не хотел оставлять Георга без ответа:
— А ты, я смотрю, очень серьёзный парень, Георг. Чувствую, мы с тобой поладим, — хранитель снова улыбнулся.
Воин же, в свою очередь, не удостоил шутника и взглядом. Он не сводил глаз с принцессы. Её безопасность входила в его обязанности, и он не смел игнорировать приказ хозяина.
— Уверяю тебя, Георг, — снова заговорил Шигео. — В этом городе ей ничего не угрожает. Единственный, кто способен нарушить её покой, сейчас пытается наладить с тобой контакт…

     Не успел воин как-то отреагировать на очередную остроту Сэки, как тот рванул вперёд. Они миновали уже несколько улиц. И с каждым новым кварталом становилось очевидным, что сегодня большая часть жителей города вышла на улицы. Отовсюду слышались музыка, смех и тёплые поздравления. Перед очередной развилкой Эсфирь остановилась и обернулась к спутникам. Шигео оказался ближе. Он протянул ей руку, давая понять, что снова готов принять её на «борт» своего жеребца. Девушка очень спокойно, будто так и планировала, согласилась дальше ехать с Шигео. Как только она оказалась в седле перед ним, мужчина сжал её в своих объятиях и игриво пролепетал:
— Я так соскучился.
Ещё какое-то время тискал её, пока та не расслабилась и не начала улыбаться в ответ. Довольный собой Шигео развернул Дохи в другую сторону от центра города.
— Сначала закончим со всеми заданиями, что дала нам Люси, а потом поедем на главную площадь.

     На том и порешили. Шигео снова достал записки от хозяйки гостиницы, бегло пробежался глазами по адресам и накидал в уме траекторию их передвижения по городу. Уже через несколько минут Эсфирь поняла, что хранитель отлично ориентируется в Хэттонграде, несмотря на замысловато переплетающиеся между собой улочки. Пока добирались до мельника, Шигео объяснил принцессе, что город состоял из шести основных районов, отличающихся между собой цветом зданий. Каждый район имел свой центр с площадью, а дороги, начинающиеся от этих самых площадей, обвивали их ареал, как спираль. Из-за этого в глаза бросалась нелепая кривизна домиков, которые находились ближе к площадям. Рассказывая своей спутнице о здешней архитектуре и достопримечательностях, мужчина так и норовил при каждом удобном случае дотронуться до неё. Когда описывал дорожную спираль, то вырисовывал ту на её ладони. Когда о самой высокой башне заброшенного замка, то отшагивал её высоту пальцами по предплечью. Когда упомянул о реке, пронизывающей весь город насквозь и уходящую в подземный тоннель, то остановил свой взгляд на скромном вырезе платья, а пальцами правой руки успел пройтись от подбородка до ключицы, пока не получил от принцессы кулаком в бок.

     Добравшись до мельника, Шигео весело продолжил:
— Не хочу тебя здесь оставлять на улице. Даже под присмотром Георга. Я ему вообще не доверяю.

Девушка глянула на воина, который в ответ на заявление хранителя пробулькал что-то невнятное, но остался в седле.
— С собой тебя возьму.
Не успела Эсфирь что-то ответить, как оказалась стянутой с Дохи и перекинутой через мужское плечо. Обхватив её ноги, которые свисали теперь перед ним, Шигео двинулся к калитке.
— Мне не удобно, — засмеялась она. — Шигео, пусти.
— Нет уж. В отличии от тебя, я умею ценить время. И не хочу лишаться такого удовольствия, как максимально быть приближенным к тебе.
— Что за бред ты несёшь? — попытавшись выпрямиться, хватаясь за его рубашку на спине, Эсфирь удалось только чуть выше подтянуться на руках.
— Порвёшь, — заметил мужчина, подходя к дому.
— Порву, Шигео, порву. Пусти меня, — прокряхтела она.
Хранитель задержался у самой двери и задумчиво произнёс:
— Если сейчас мельник откроет дверь, вероятнее всего даже не сразу поймёт, что у меня висит на плече. Слышишь, Эся… Ты просто находка для меня. Потрясающая маскировка.
Он нежно похлопал рукой по её мягкому месту поверх платья. Девушка взвизгнула от такого нахальства.
— Ты что себе…?! Да как ты…! А ну, руку убрал! Сейчас же поставь меня на ноги! Это приказ! — запинаясь, процедила она.

— Я тебе не подчиняюсь, принцесса, — проговорил мужчина, опуская её перед собой на ноги. — Даже не продолжай!
— Веди себя достойно, — стала оправляться девушка.
— Какая же ты вредная бываешь. Язык, как у змеюки…
— На себя посмотри! Я тебе не разрешала так меня трогать.

— Да чтоб я у тебя ещё и спрашивал…
— Должен спрашивать, да. Тебя что, не воспитывали?
— Надо же, какая воспитанная нашлась…
— Молодые хизгроу, чем я могу вам помочь?

     Шигео с Эсфирь резко обернулись на голос и обнаружили мужчину в дверях. Препираясь друг с другом, они даже не заметили его появления.
— Извините, — проговорил Шигео и протянул лист со списком мужчине. — Мы от…
— Я всё понял, — пробегаясь глазами по пунктам, сказал мельник. — Можете обождать меня внутри.
Мужчина бросил взгляд на Георга, который уже спешился и сейчас топтался у калитки.
— А где ваша повозка? — спросил мельник.
— Повозка? Но мы…
И тут Шигео осознал, что, отправляясь за такой кучей продуктов, они как-то не подумали о том, каким образом их смогут доставить обратно к гостинице. Верхом они много не увезут. Тогда Шигео попытался объяснить:
— Видите ли, — начал он, войдя в дом. — Так случилось, что по нашей вине, мадам Люси лишилась некоторых запасов продуктов. Мы готовы были оплатить то, что было испорчено. Но сошлись на том, что сами съездим в город и купим необходимое. Ей не на кого было оставить гостиницу с постояльцами.
— Меня зовут Ренорн. Я хорошо знаю Люси, поэтому и удивился, что она послала вас. Обычно я сам езжу к ней… Я подумал, может быть, вы родственники.
Мужчина указал рукой на кресло, предлагая сесть. Шигео охотно согласился. Разместившись напротив хозяина дома, он ответил:
— Нет, мы не состоим в родстве. Мы просто проезжающие мимо путники. Остановились в гостинице на ночь. Я со своей невестой держу путь в Этельстоун.

Шигео бросил взгляд на Эсфирь. Девушка стояла сейчас у картины, висевшей на противоположной стене. С видимым интересом рассматривала произведение искусства и, казалось, не слышала того, как её назвали невестой. Но Шигео ошибся. Уже в следующую секунду он встретил негодующий взгляд принцессы. Она уперла руки в бока и покачала головой из стороны в сторону. Благо сцена разворачивалась за спиной у мельника, который не смог оценить всего того возмущения, что выказывала принцесса своему «жениху».
— Может быть, выпьете чай? — вежливо поинтересовался хозяин дома.
Шигео рад был такому предложению. Ведь выехали они не успев позавтракать.
— С удовольствием, — улыбнулся он.
— Пока жена с детьми не ушли на праздник, я попрошу накрыть для вас.
Мсье Ренорн покинул гостиную, оставив мужчину и девушку одних.
— Невеста? — прошептала принцесса. — И когда это интересно, ты успел мне сделать предложение? И когда я успела ответить тебе согласием?
— Не дуйся на меня, — продолжал улыбаться мужчина. — Лучше иди поцелуй.
Он демонстративно развел руки в стороны, давая понять, что готов принять возлюбленную в свои горячие объятия.
— Даже не мечтай! — оставаясь на месте, отрезала Эсфирь.
— Я так и думал, — вздохнул Шигео и откинулся на спинку.
Воцарилось молчание. Появился хозяин и пригласил их в столовую. Перекинувшись парой слов со своей женой, мсье Ренорн занял своё хозяйское место за столом и продолжил разговор с молодым хранителем:
— К кому вас ещё отправила Люси? Можно посмотреть остальные списки?
— Да, конечно, — кивнул Шигео и достал их из внутреннего кармана, протянул собеседнику.

     Зато Эсфирь сейчас ничего не трогало так, как её жалующийся желудок. За обе щеки девушка уплетала горячие пироги, запивая ароматным ягодным чаем. Да так аппетитно их ела, что Шигео невольно улыбнулся, наблюдая за ней. И как же он не догадался о том, что она была голодной. Мужчина принял для себя то, что всеми приемлемые забота и внимание о конкретном субъекте ему просто были не свойственны. До сих пор в этом не было необходимости. Он понял и то, что готов был изменить свой принятый перечень обязательств по отношению к принцессе, ради самой же принцессы. Иначе и быть не могло, раз уж он обнаружил и открыл её для себя.
— Не понимаю, — удивлялся мсье Ренорн. — Как вы могли столько всего испортить?
Шигео перевёл взгляд на мельника.
— Мы везём с собой маленького дракона. Утром недоглядели за ним, и тот рванул за мышью в кладовку. В общем, сильно там напакостил.
— Вот я и думаю, зачем ей доски и гвозди.
— Да, полки тоже сломаны.
— Дракон, говорите, — усмехнулся мельник. — Никогда в своей жизни не видел дракона.
— Он ещё совсем мал, — продолжил хранитель. — Но бед успел уже натворить целый ворох.
— Как же вы его оставили-то одного в гостинице?
— Он не один. За ним присматривает его хозяин.
— Более-менее мне всё стало понятно, — вздохнул мсье Ренорн. — Тогда у меня есть к вам предложение.
Шигео с Эсфирь оставив на время еду, стали внимательно слушать хозяина дома.
— Вы, как и планировали, проедитесь по всем адресам, что вам дала Люси, и оплатите товар. Я же ближе к вечеру на своей повозке соберу всё это добро и сам отвезу в гостиницу.
— Это было бы великолепно! — воскликнул Шигео. — Вы бы нас выручили очень сильно. Тем более моя неве…, — Шигео осекся, взглянув на Эсфирь. — Моя невеста впервые в этом городе, и мы, пользуясь случаем, хотели бы побывать на празднике.
— Тогда договорились, — улыбнулся мельник. — Вы доедайте, а я и себе перепишу адреса, чтобы ненароком не пропустить кого-нибудь.
Как только хозяин дома скрылся в смежной комнате, Эсфирь снова набросилась на Шигео:
— Перестань называть меня невестой!
— Доедай, Эся…
— Ты меня слышишь? Шигео?

     Со стороны донеслось детское хихиканье. Две милые девчушки наблюдали за гостями через неплотно прикрытую дверь. О чем-то весело шушукались и переглядывались.
— Она такая красивая, — прошептала одна.
— Словно фея из сказок, — ответила вторая.
Не нужно было догадываться, о ком шептались девочки. Эсфирь смутилась и опустила глаза на кружку, стала водить пальцем по её краю.
— А знаешь, мне даже спокойней от того, что ты не понимаешь, насколько ты красива, — проговорил Шигео.
Эсфирь подняла на него глаза. Он продолжил:
— Вот когда сей факт ты осознаешь, то начнется настоящая битва за тебя. Отбоя от поклонников не будет.
— Но я же твоя невеста, — съязвила принцесса. — Никто не посмеет ко мне и близко подойти, зная, что я невеста хранителя.

     Шигео промолчал, изменился в лице. Ей удалось задеть его за больное. Он прекрасно осознавал, что не сможет объявить о том, что она является его возлюбленной, даже если бы этого очень сильно хотел. Мужчина встал из-за стола и вышел в гостиную. Там его ожидал мсье Ренорн, с которым тут же завязался разговор. Эсфирь осталась в столовой совершенно одна, со своими мыслями и обидами на несправедливо охватившие её чувства именно к этому мужчине, которого любить запрещалось. Эсфирь поняла, насколько Шигео был сильным и слабым одновременно. Ведь для него она тоже оказалась своеобразным сюрпризом. И возможно на самом деле он не хочет быть с ней, возможно ему невообразимо тошно от того, что он испытывает к ней? Эсфирь совсем поникла. В груди так заныло, что слезы готовы были вырваться наружу. Но она держалась. Сжала всю волю в кулак и запретила себе расслабляться. Она не заплачет. И он не увидит её слёз. Нет!

     Девушка только вышла из-за стола, как в столовой снова появился Шигео. Он в два шага преодолел расстояние от двери до неё, обнял и прижал к себе так крепко, чтобы только не раздавить.
— Прости меня, Эся, — заговорил он. — Ты пообещала мне скрывать от окружающих свои чувства, чтобы обезопасить меня. Я же в ответ обещаю тебе, что перестану задевать тебя.
— Я разревусь сейчас, — честно ответила Эсфирь.
— Я так и понял, — улыбнулся он.
Чуть отстранившись и взглянув на неё сверху вниз, он продолжил:
— Эсфирь, мы с Ренорном уже обо всём договорились. Поэтому можем ехать. Нам ещё в четыре места нужно успеть до обеда. И на рынок.
— Хорошо, — кивнула девушка.

     Часа за два были решены основные вопросы, касающиеся приобретения недостающих продуктов и необходимых материалов для ремонта кладовой. Эсфирь успокоилась, Шигео тоже. Но с их успокоением напрягся Георг. Ему совершенно были непонятны причины, по которым эта пара вдруг перестала баловаться и шутить друг над другом. Шигео лишний раз не открывал своего рта, а принцесса, казалось, от скуки заснет прямо в седле. Теперь Шигео не брал с собой девушку, она с Георгом оставались в седлах всё то время, пока он отсутствовал. Хранитель уверил, что всё идёт по плану, они успевают закончить до обеда и без трудностей приобретают всё необходимое по спискам. Пока Шигео носился по рынку в поисках того самого рыбака, что был указан в перечне от Люси, Эсфирь с Георгом спешились и поднялись на одну из видовых площадок города, откуда открывался вид на третью по счету площадь от центральной.
— Георг, а можно поинтересоваться?
— Да, леди, может спрашивать всё, что её интересует, — ответил мужчина.
— А как давно ты знаешь моего дядю?
— Достаточно давно. Леди ещё не родилась, когда я был призван на службу в семью Нийред.
— А почему леди, а не принцесса?
— По той же причине Его Высочество не кричит на каждом углу о том, что он будущий король, а хранитель Шигео Сэки надел светлые одежды. Это делается для осторожности.
— А что плохого, если бы народ знал о том, что Шигео хранитель?
— В общем-то, ничего плохого не было бы. Просто все разбежались бы в разные стороны и попрятались в своих домах. А праздник тут же бы свернули. Сэки правильно сделал, что переоделся.
— Его боятся? — удивилась девушка.
— Шигео Сэки — глава Ордена и вестник разлуки. Если он появляется в населённых пунктах, то по одной причине, чтобы забрать новых учеников в школу Ордена Древа. И честно сказать я представлял его себе иначе…
— Иначе?
— Не думал, что он такой щупленький, — усмехнулся воин.
Эсфирь улыбнулась.
— Это только в сравнении с тобой он такой, — засмеялась девушка.
Ни один мускул на лице у воина не дрогнул, но взгляд смягчился. Эсфирь опустила руки на каменное ограждение, стала рассматривать город, открывающийся с этого участка видовой.
— Это центральна площадь? — указала она пальцем.
— Да, она самая.
— Очень красиво.

     Город продолжал всё больше утопать в разноцветных лентах, флажках и серпантине, а сотни хизгроу направлялись сейчас к главной площади города. Видимо должны были начаться кульминационные мероприятия или выступления. Видовая так же стремительно стала набиваться зрителями. Георгу пришлось отойти от девушки буквально на несколько минут, чтобы привязать жеребцов к одной из стоек, коих здесь к удобству было достаточно. Эсфирь немного обеспокоилась тем, что в толпе воин не сможет её найти и решила последовать за ним. Пройдя буквально пару метров, её чуть было не сбил с ног один из спешивших прохожих. Мужчина извинился, поддержал девушку за плечи, чтобы та не упала. И на секунду остановив свои зелёные глаза на её карих, мужчина замер. Продолжая удерживать её за плечи, он так изменился в лице, что сильно этим испугал саму Эсфирь. Складывалось впечатление, что незнакомец врезался не в девушку, а в уродливого тролля. Она заколебалась, не зная, как поступить дальше… Тут подоспел Георг:
— Эй, парень, руки при себе держи, — отпихнул воин незнакомца от принцессы.
— Простите, — ещё раз проговорил зеленоглазый.
— Иди, куда шёл, — отрезал Георг. — Что встал?
Блондин продолжал сверлить глазами спины, удаляющихся от него воина и девушки, пока его не окликнул голос брата:
— Нар, поторопись. Не хочу опаздывать!
Нар, а именно так звали зеленоглазого блондина, ещё раз оглянулся на пару и поспешил за братом в противоположную сторону движения масс.
— Нельзя быть таким грубым, — отчитала Георга Эсфирь.
— Это не хизгроу, — спокойно отвечал воин. — И не лейсн. Разве леди не видели его глаза?
— Я видела его глаза. Но ничего не…
— Радужка другая. Не такая, как у нас с вами. Это даже не человек.
— Неужели? — удивилась девушка.
— Какое-то существо. Не могу сказать точно какое. Их есть несколько в нашем мире. Именно таких, которые могут материально преобразовываться и быть похожими на нас. С ними лучше не иметь никаких дел.
— Так тут и люди есть?
— Конечно есть, — кивнул Георг. — Леди, прошу вас, спустимся к рынку. Сэки нас может потерять в этой толпе.

     Спускаясь с видовой, встретили Шигео. Тот, как и ранее, держал марку сосредоточенного и уравновешенного мужчины. Шуточки были отброшены в сторону, даже смотреть на девушку он старался меньше. Эсфирь, в конце концов, это начало напрягать. Она демонстративно отказалась ехать с Шигео верхом. Пошла впереди. Тогда Шигео передал поводья от Дохи Георгу и поспешил к Эсфирь.
— Тебе удалось что-нибудь вспомнить, связанное с этим городом? — спросил мужчина у девушки.
— Нет, — ответила Эсфирь. — А в тот раз тоже был праздник?
— Нет, праздника не было. Может быть из-за этого тебе труднее что-то вспомнить.
— Когда это было?
— Пять лет назад. В начале лета. Тебе было шестнадцать.
— Как я вообще оказалась в Онхариолте? Неужели сам Александр отправил меня сюда?
Шигео широко улыбнулся.
— Я тебя выкрал. Александр не знал, что ты провела со мной лето. Он думал, что ты в школьном лагере.
Эсфирь удивилась:
— Просто замечательно, что ещё сказать? Сумасшедший!
— Насколько нужно быть сумасшедшим? Ведь я распростился с одним из своих «Свободных желаний», только бы с тобой побыть какое-то время. Сам не рассчитывал, что получится так долго. Мы жили в Кагэ почти три месяца.
— В Кагэ?
— Это мой дом. Дом, который я сам построил. По сути, это название острова.
Эсфирь шла достаточно медленно, и её приходилось обходить торопливым прохожим.
— Устала? — Шигео предложил ей свою руку.

Девушка охотно взяла его под локоть.
— Что за желания? — продолжила расспрашивать Шигео принцесса.
— За верную службу раз в пятьдесят лет хранителю полагается одно «Свободное желание». Своеобразный отпуск. Но эти привилегии можно сохранять и использовать тогда, когда ты сам посчитаешь нужным. Можешь пожелать не только время, но и дело, вещь… Правда не можешь отказаться от службы. Хранителем становятся до конца своих дней.
— Значит, ты не можешь бросить своё «любимое занятие» и быть просто со мной?
— Не имею право.
— Соответственно и на меня ты не имеешь право.
Шигео нахмурился.
— Ты другая… Ты хранитель Эся.
— Ты не ответил!
Шигео остановился, повернул на неё голову, выжидающе смотрел.
— Почему ты не смотришь на меня? — вздохнул Шигео. — Задаёшь вопросы, а взгляд отводишь. Тебе тяжело на меня смотреть?
Эсфирь молчала.
— Эся?
Георг притормозил сразу, как только заметил, что хранитель с принцессой остановилась. Он не горел желанием быть свидетелем разборок этой парочки.
— Я не хочу, чтобы ты уезжал! — дрогнул голос девушки. — Я не могу не думать об этом. Один день прожить с тобой, притворившись счастливой, и знать, что завтра ты оставишь меня, это невыносимо.
Полностью повернув её на себя, Шигео приподнял лицо Эсфирь за подбородок правой рукой, обождал, пока та поднимет на него свои глаза. Сколько боли в них он увидел, не передать словами.
— Я так и не дал тебе выплакаться, — вздохнул мужчина.
— Да чтоб тебя! — прорычал Георг в стороне.

     Шигео глянул в сторону воина. Дохи почему-то нервничал и тут же стал вырываться. Георг, как мог, старался удержать его подле себя, но не вышло. Вырвав повод у воина, жеребец встал на дыбы. Георг отступил, опасаясь, что конь Шигео заденет его копытами. Прохожие так же отреагировали на буйного коня, обходя его стороной. Дохи не успокаивался. Шигео бросился к нему. Схватить его повод ему так же не удалось. Ещё мгновение и Дохи понесло. Проскочив мимо хозяина и легко выбирая свободную дорогу между идущими, он поскакал в направлении площади. Шигео было ринулся за ним, но взвесив все обстоятельства, подбежал к Георгу, вскочил на его коня и погнал по улице за Дохи.

     Эсфирь опомниться не успела, как Георг схватил её за руку и потащил в ту же сторону, в которой скрылся Шигео.
— Что произошло? — на бегу спросила девушка.
— Я не понял… Его что-то испугало.
Воин с принцессой пробежали уже, как минимум, три поворота. Шигео давно скрылся из поля их зрения. Они оказались почти у площади. Остановившись, и не отпуская руки Эсфирь, Георг стал озираться по сторонам. Эсфирь согнулась, стараясь отдышаться, она не привыкла так много бегать.
— Ч… что? — еле выговорила девушка.
— Я его потерял. Он где-то свернул. Народу так много, что я не заметил, куда.
Эсфирь тоже стала смотреть по сторонам.
— Как же его найти?
— Мы не будем его искать.
— Почему?
— Потому.
Георг потянул Эсфирь дальше.
— Куда?
— Обождём немного. Народ рассосётся, и пойдем обратно в гостиницу.
— Нет! — в ужасе воскликнула принцесса. — Я не пойду обратно! Народ разойдётся, и пойдём на его поиски!
Георг искал подходящее место, где они могли бы на время разместиться. Нашёл. Это был высохший фонтан в уютном закутке, между домами. Подтолкнув к нему принцессу, он, наконец, разжал руку и освободил её кисть. Эсфирь облегченно вздохнула и присела на край заброшенной архитектурной постройки.
— С ним всё хорошо, с ним всё хорошо, — бормотала девушка. — Он сейчас появится. Он найдёт меня.

     Но он не появлялся. Прошёл час. Ещё один. Эсфирь не теряла надежду. Хизгроу уже так часто не мельтешили перед глазами. Шум со стороны площади то нарастал, то стихал. Восторженные возгласы и аплодисменты только усугубляли и без того подавленное настроение.
— Мы не можем его так долго ждать, леди, — проговорил Георг. — Нужно возвращаться обратно в гостиницу.
— Нет, прошу тебя, Георг. Давай подождём ещё немного.

     Стали ждать ещё. Темнело. Зажгли фонари. Эсфирь под пристальным наблюдением Георга напросилась в ближайший дом, чтобы воспользоваться уборной. Убедившись, что принцессе ничего не угрожает, воин остался ждать её на улице.

     Эсфирь не могла поверить своим глазам. Поблагодарив за отзывчивость хозяйку и сойдя с крыльца на проезжую часть улицы, девушка увидела Шигео, беседующего с Георгом. Оба жеребца тоже были при них.
— Шигео! — воскликнула девушка и бросилась к ним.
Георг чуть отступил в сторону, а Шигео только и успел ухватить за край повязки, что наматывал воин на его талию. Эсфирь кинулась в его раскрытые объятия. Одной рукой мужчина продолжал заправлять повязку в брюки, другой придерживал девушку. Оправив рубашку поверх повязки, Шигео теперь обеими руками крепко обнимал принцессу.
— Всё хорошо, Эся. Я просто заблудился, — прошептал он.
— Да как ты мог заблудиться? — не верила девушка. — Ты же город знаешь, как свои пять пальцев. Я так испугалась за тебя.
— Зато какие я тебе вкусные леденцы привёз, — продолжал успокаивать принцессу Шигео.
— Да не нужны мне твои леденцы! Мне ты нужен!
— Знаю, — радовался мужчина. — Хотел от тебя сбежать, но стыдно стало, что ты из-за меня страдать станешь, вот и решил вернуться.
— Не правда, не правда, — заканючила девушка и уткнулась в его грудь.
Шигео продолжал поглаживать её по голове, в то время как Георг только сочувственно качал головой при каждом взгляде на хранителя, корчившегося от боли, ведь Эсфирь ненароком задевала его поясницу.
— Так мы пойдём на площадь? — вдруг спросила принцесса.
— А ты хочешь?
— Хочу! Теперь очень. С тобой хочу. Ты только больше не пропадай.
— Хорошо-хорошо, Эся. Сходим. Погоди минутку.

     Шигео дал распоряжение Георгу, чтобы тот отвел коней к одному из местных гостиничных домиков, даже вспомнил точный адрес и фамилию семьи, что владела им. Но воин наотрез отказался выполнять приказ хранителя. Никакие уговоры не сломили его, поэтому пришлось всем троим сначала решить вопрос о ночлеге, а уже потом идти на праздник. К тому времени совсем стемнело, но не на площади, которая сплошь была украшена фонарями и гирляндами. Шигео крепко держал Эсфирь за руку. А у той глаза разбегались от такого изобилия развлечений. На принцессу всё это производило огромное впечатление. Шигео приходилось её притормаживать, ведь ей не терпелось посмотреть всё и сразу. Жонглёры, фокусники, танцы, песни, игры… Правил многих игр она не понимала и спрашивала у Шигео. Тот кратко объяснял девушке, в чем заключается идея каждой из них. Сэки в определенный момент отметил про себя, что Георг привлекает к себе излишнее внимание из-за своих размеров и пристального наблюдения за принцессой.
— Георг, — окликнул воина мужчина.
Тот перевёл взгляд с принцессы на хранителя.
— Тебе известно такое понятие, как маскировка? Ты детей пугаешь.
Воин обернулся по сторонам и действительно встретился с парой испуганных глаз, что были устремлены на него.
— И что ты предлагаешь? — проголосил он.
— Улыбнись хотя бы, — предложил Шигео. — Ан нет, лучше не надо, — тут же отреагировал мужчина на попытку воина изобразить радость.
Со стороны послышался плач малыша.
— Может быть сам что-нибудь придумаешь? — пожал плечами Сэки.
Георг задумался. И уже через мгновение сорвал с головы мимо проходящего паренька огромный колпак с бубенцами.
— Эй, — возмутился парень.
— Проблемы? — огрызнулся Георг. — Меня дети пугаются, и я планирую спрятать свою морду под этим шатром.
С ним не стали спорить. А Георг, для большего эффекта, вынул из поясного мешочка леденец, которым поделилась с ним Эсфирь, и сунул его в рот.
— И кто теперь мне не поверит, что я счастливый горожанин, пришедший на праздник тратить свои деньги?
Шигео нечего было сказать тому в ответ, и он снова переключился на девушку, которая вот уже какое время дергала его за рукав.
— Пошли туда, — указала она рукой. — Там представление начинается.

     Найдя свободные места поближе к сцене, Эсфирь с Шигео разместились на низких, но довольно удобных скамьях. Георг не отставал. Но не успел он примостить свою пятую точку по правую сторону от хранителя, как кто-то выкрикнул за спиной:
— Эй, верзила, ты весь обзор загородил.
В Георге начало что-то недовольно громыхать. Шигео попытался успокоить воина:
— Да ну его. Расслабься и получай удовольствие, Георг.
— Ты б хоть шляпу снял что ли, — продолжал кто-то выкрикивать.
Георга переклинило, и он стал медленно подниматься, разворачиваясь в сторону говорившего. Похоже, зрители не ожидали такого настроя от неразговорчивого детины. Все разом смолкли и даже те, кто готовился к выступлению за кулисами. Вся площадка превратилась в некий застывший айсберг среди остальной кутерьмы на площади. Проходили секунды, а ничего не менялось. Софиты и прожекторы, которые освещали сцену у Георга за спиной, очерчивали внушительные размеры мужчины и придавали ему ещё более угрожающий вид.
— Да сядь ты уже! — пискнул кто-то из толпы.
Глубокий вдох прошёлся по толпе. Никто не смел выдохнуть в ожидании следующего действия от грозного чужака в смешной шляпе с бубенцами.
— Георг, пожалуйста, сядь на место, — тихо попросила Эсфирь.
И как только тот подчинился, все разом выдохнули, а площадка снова наполнилась праздничным шумом. Что-то заскрежетало за спиной у принцессы, та обернулась и поняла, что зрители решили отодвинуть скамейки в стороны. Уже через минуту за Георгом образовался своеобразный канал из пустоты, а зрители расселись по своим местам готовые к представлению.

     Началось. Разыгрывали шуточную сценку о рыбаке и волшебной рыбке, которая исполняла его желания. Зрители смеялись, выкрикивали что-то с рядов, помогая принять решение старику, какое бы загадать следующее желание. Шигео стало хуже. Он чувствовал, что начинает сдавать. Георг это тоже ощутил, когда тот, теряя силы, стал наваливаться на него. Эсфирь же ничего не замечала и была полностью поглощена действиями на сцене. Воин сдержал слово, данное хранителю, и не стал выдавать состояние Шигео принцессе. Георг перекинул через Сэки свою руку и поддержал, чтобы тот не грохнулся на землю.
— Глупо это, — очень тихо проговорил воин.
— Погоди… Я сейчас приду в норму, — пролепетал мужчина.
— Я только и занимаюсь сегодня тем, что жду каждого из вас по очереди, — вздохнул Георг.

     Действительно уже через какое-то время Шигео удалось выпрямиться, натянуть счастливую улыбку на лицо и даже посмеяться.
— Врать не хорошо! — покосился на хранителя воин.
— Я не хочу портить принцессе этот вечер, — сквозь зубы процедил Шигео.
— Такого глупого хранителя я ещё в своей жизни не встречал.
— И много хранителей ты встречал?
— Ты первый.
— Ты вообще любил кого-нибудь когда-нибудь? — спросил Шигео.
— Конечно…
— Кого? Маму? — подшутил хранитель.
— Остряк! — буркнул Георг.

     Представление закончилось, зрители с благодарностью зааплодировали. Как только троица покинула площадку, Георг сам не свой стал жаловаться, что очень устал и не готов дальше присутствовать на празднике. Эсфирь, конечно, его пожалела и предложила ему вернуться в гостиничный домик, но тот снова отказался оставлять принцессу одну с хранителем. Эсфирь сдалась и они все вместе двинули с площади. Проходя мимо одного из шатров, Шигео притормозил.
— Смотри, — указал он на название игры. — Я хотел с тобой в неё сыграть, Эсфирь.
— Но Георг уже устал, — улыбнулась девушка. — Не будем его мучить.
— Тут быстро, — пообещал Шигео.
— И что за игра? — спросила девушка и пошла за хранителем через шатер.
Выйдя с другой стороны и оценив обстановку, девушка воскликнула:
— Так это игра для влюбленных пар! Шигео, что ты задумал?
Мужчина обернулся к девушке и очень нежно улыбнулся.
— Я хочу кое-что проверить. Игра носит название «Цепь». Когда-то в начале времён именно цепь являлась основополагаемой частью в решении вопросах о замужестве. Это уже позже, после исследований Ясуо Сэки в закон ввели обязательное прохождение обряда Кходожи для пар, которые планировали потомство. Обряд Кходожи определяет совместимость Даров. А цепь — сексуальное влечение. Кходожи помогает найти родственную душу, а цепь — материю. Готова поиграть?
— Нет!
— Почему так категорично? — хитро улыбнулся мужчина.
— Мне не нужно… Я же не собираюсь… Ну, вот ещё!
Эсфирь резко развернулась, и собралась было покинуть это поле, но Шигео ухватил её за руку и снова развернул на себя.
— Боишься? — проговорил он. — Я же не заставляю тебя здесь мне отдаться. Что за мысли у тебя в голове летают? Ты меня пугаешь, Эся.
— Пусти! — нахмурилась девушка. — Ты даже не представляешь себе, что я пережила, пока ты говорил мне всё это.
— О, я прекрасно это понимаю. Потому как и я не бесчувственный чурбан…
Эсфирь ещё гуще покраснела и отвела взгляд. Смотреть на него было непереносимо приятно.
— Тебе ничего не нужно будет делать, — продолжал Сэки. — Смотри на девушек, — он показал в сторону. — Их мужчины завязывают им на запястья ленточки. Как видишь они абсолютно одинаковые. Все ленты привязаны к кольцам, а кольца нанизаны на штыри в стене. Ни он, ни она не видят друг друга и не могут подсказывать или жульничать. Мужчина заходит за стену и там выбирает свою ленту, так же привязывает её на своё запястье. И уже по ней идёт на сторону девушки. Когда проходит стену, снимает своё кольцо. Уже тогда становится ясно, выбрал он нужную ленту или ошибся. Ничего сложного. Сыграем?

     По её лицу он понял, что она была готова отказаться, тогда он решительно поволок её на сторону девушек.

— Стой и не шевелись! — приказал Сэки, снимая одну из лент с вешалки. — Завязал. Вот и всё. Не умерла ты! Не исчезла! Стой так и дальше, а я пошёл на свою сторону.
Эсфирь готова была испепелить его взглядом, но повела себя разумно и не стала перечить.
— Ах да, — вдруг вспомнил Шигео, кидая через плечо. — Если я выберу твою ленту, ты должна будешь подарить мне поцелуй.
Вскоре он скрылся за стеной. Эсфирь посмотрела на Георга, который разместился у клумбы и внимательно наблюдал за ними. Взгляд его говорил о чем-то таком:
— Создатель их дери! Где б еще такое увидеть, как хранитель и принцесса Онхариолта играют в глупые игры.
Девушка насупилась и отвернулась. Она вдруг почувствовала некое лёгкое влечение. К чему или к кому было не ясно. Стала озираться по сторонам, но ответа не находила. В конце концов, бросив взгляд на пучок свисающих с вешалки лент, она поняла, что одна из лент будто мерцает иначе. Девушка протянула руку и вытащила её из общей массы. Казалось, что Шигео был рядом. Вот прямо тут! И сейчас заговорит. Но его здесь не было. В Эсфирь разыгрался азарт. Ей сейчас же захотелось сменить ленту. Последствия выигрыша вылетели из головы, желание стать победителем игнорировали разум. Она попыталась снять свою ленту, что привязал Шигео к руке, но не получилось. Тогда девушка позвала:
— Георг, иди быстрее сюда.
Воин тут же ринулся к принцессе.
— Что такое?
— Помоги мне снять.
Эсфирь протянула ему руку с лентой.
— Это шутка?
— Сними, пожалуйста.
Воин вынул из-за пояса нож и осторожно срезал ленту.
— А эту завяжи, — протянула другую ленточку девушка.
— Вы, как дети, — пробормотал Георг, привязывая ленту.
— Спасибо тебе, — улыбнулась девушка.
— Это не по правилам, — сказала девушка рядом. — Нельзя ленты менять.
— Вот ты и не меняй, — ответила Эсфирь. — А я чувствую, что это моя лента.
— Мужчина выбирает, а не женщина, — продолжала девушка.
Георг закатил глаза к ночному небу и быстро ретировался.
— Я тебе отдам свои сережки, если твой мужчина найдёт нужную ленту, — неожиданно для себя выпалила принцесса.

     Шигео не появлялся. Эсфирь даже успела забеспокоиться. Но её отвлёкла от плохих мыслей соседняя пара, которая таки не угадала с выбором лент, и Эсфирь не пришлось лишаться своих серёжек. Когда она снова подняла взгляд на стену, то увидела его. Шигео уже подошёл к штырю с кольцом, снял его. Конечно, сразу стало понятно, что её лента привязана именно к этому кольцу, которое Сэки держит в руке. И вот тут целый ураган чувств накрыл её тело. Шагов десять отделяло их друг от друга. И что он там говорил о поцелуе? Только не это! Да она сейчас в обморок грохнется.

     Эсфирь стала отступать назад. Шаг, второй, третий. Шигео приближался. Его довольная улыбка с ума сводила. Колени предательски задрожали, а руки, казалось, онемели. Бежать. Бежать от этого наглеца! Мыслями она уже покидала этот злосчастный город, а на самом деле оцепенела от нахлынувших чувств. Мужчина вплотную приблизился к ней, обхватил руками за талию и прижал к себе настолько близко, что нарушил все известные в обществе приличия.
— Ну что, Эсфирь, — проговорил мужчина. — Поздравляю тебя! Я убедился в том, что ты по собственной воле ни с кем не захочешь вступать в сексуальные отношения, кроме как со мной. Попросту не сможешь…
Девушка ухватилась за его рубаху на рукавах и с силой стала оттягивать от себя, при этом не произнесла ни одного звука и не свела взгляда с его голубых глаз. И тут она почувствовала сильный жар на своей спине, исходивший от его рук. Шигео часто заморгал, мотнул головой в сторону, закрыл глаза.
— Что с тобой? — выдохнула девушка, признав резкие изменения в поведении мужчины. — На тебе лица нет… Шигео.

     Мужчина расцепил руки и рухнул к ногам принцессы уже без сознания. Эсфирь опустилась перед ним на колени и закричала:
— Шигео… Шигео.
Георг был уже рядом. Двумя ловкими движениями он срезал ленты у основания их запястий, подхватил хранителя на руки и быстро, насколько позволяла гуляющая толпа, стал покидать площадь.
— Что с ним, Георг? — на ходу требовала объяснений Эсфирь. — Что с ним происходит?
— Похоже на лихорадку. Инфекция попала в рану. Он не достаточно хорошо её обработал.
— Какая рана? О чем ты говоришь? — не понимала девушка.
— Потом… Леди, нам нужно быстрее добраться до гостиницы. А там уже будем действовать по ситуации.

     Эсфирь больше не отвлекала Георга. Она еле поспевала за воином, учитывая даже то, что тот двигался с хранителем на руках. Войдя в комнату в гостиничном домике, которую они сняли ещё до похода на праздник, Георг уложил Шигео на кровать и только потом смог перевести дух. А уже в следующий момент разорвал на груди у хранителя рубаху и начал сматывать повязку с талии, поддерживая того за плечи. На Сэки было жутко смотреть, он, как тряпичная кукла, свисал с рук Георга, а голова моталась из стороны в сторону, пока воин снова не опустил его на постель.
— Вода и чистые полотенца, — произнесла женщина, служившая в этой гостинице. — Будет ещё что-нибудь нужно, сразу зовите.
— Есть обезболивающее?
— Я посмотрю, что у нас было. За лекарем уже послали, скоро он приедет.

     Эсфирь смочила полотенце и обтерла Шигео лицо, шею, грудь.
— Он весь горит. Да как же ты позволил ему скрыть всё от меня? — с укором проговорила девушка в сторону Георга.
— Леди не справедливо меня обвиняет. Сэки уверил меня, что рана не опасная, а о его состоянии я догадался только на концерте.
— Нужно было сказать мне на концерте.
— Леди должны простить меня. Я повёлся на уловки влюбленного дурака.
— Георг, прошу тебя, спаси его, — взмолилась девушка. — Он же не умрёт?
— Я не лекарь, и в болячках смыслю так же отлично, как и в модных кружевных лентах. Ждём лекаря.
— А если он не выживет!? И где этот лекарь? — выкрикнула девушка и бросилась вниз в холл.
— Почему так долго? — налетела девушка на работницу. — Где ваш лекарь? Пошли ещё за одним!
— Леди, прошу вас, не злитесь. Он мчится сюда со всех ног. Но вы же видели, улицы заполнены народом. Он скоро будет.
Эсфирь ничего не ответила и снова убежала обратно к Шигео.
— Как он? — спросила Эсфирь у Георга и присела на край кровати.
— Держится молодцом.
Девушка заметила, что Георг так и продолжает держать часть повязки на боку у Шигео.
— Что? — нахмурилась она. — Что ты там прячешь?
— Леди лучше не видеть этого.
— Георг, ты достаточно сегодня скрыл от меня. Покажи, что там за рана!
— Нет, — холодно ответил воин.
— Где? В какой комнате? — послышался голос из коридора.
Эсфирь вскочила и выбежала в коридор, окликнула лекаря:
— Сюда, быстрее сюда.
Давая пройти мужчине внутрь, девушка не заметила, как сама грубо была вытолкнута Георгом в коридор.
— Не нужно вам это видеть! — отрезал он и захлопнул дверь.

     Эсфирь не стала истерить или бить в дверь. Она откинулась спиной о противоположную стенку, сползла по ней на пол, обхватила колени руками и просто стала ждать. День сегодня выдался тяжелым. Не прошло и пятнадцати минут, как её сморил сон. Эсфирь, конечно, не догадывалась, что сам Шигео попросил Георга вывести её из комнаты. Она и предположить не могла, что пока спала, он сам занимался своим лечением, находясь уже в мёртвом состоянии. Она не знала и того, что лекарь нужен был лишь для прикрытия, чтобы не выдавать принцессе всех возможностей, которыми владели хранители. Ведь она сама входила в их число. Шигео был уверен, что о таких вещах принцессе ещё рано было знать. Принцесса спала крепко. Она не услышала, как отворилась дверь, вышел лекарь и покинул гостиничный домик. Она продолжала спать даже тогда, когда Шигео взял её на руки и занёс в комнату. Он аккуратно уложил её на кровать, чуть повернул на бок и стал расстегивать пуговицы на спине. Со стороны Георга послышалось недовольное мычание.
— Я не буду снимать с неё платье. Просто хочу ослабить корсет. Пусть тело отдохнёт, — продолжая свои манипуляции, пояснил Сэки.
— Ты её очень…
— Да, Георг. Очень, — перебил его Шигео.
Воин тяжело вздохнул. Тут же решил сменить тему.
— А почему ты у меня не спросил, хочу ли я видеть то, что не нужно было видеть принцессе?
— Жалеешь?
— Да я до конца дней этого не забуду. Меня чуть не вырвало. Я спокойно бы раз двести смотрел, как погибают воины в бою, но не видеть, как умирал сегодня ты. Все хранители умеют это делать?
— Нет, не все. Всё зависит от твоего ранга и знаний. Я прилежный ученик.
— Теперь понятно, почему ты не особо беспокоился о своей жизни. Кхек… Да если бы я умел такое проворачивать, я бы точно ничего не боялся! А сколько вас вообще, хранителей?
— Не много. Сейчас у меня на службе находятся четверо. Один в Кантсаре, другой в Югурэ, ещё двое в мире людей.
Шигео снял с Эсфирь туфли и поставил их под кровать.
— Так мало? Почему вас так мало? Ведь насколько я знаю, у вас в Ордене есть школа, и каждые полгода набирают новых учеников.
— Ты сам-то в школе когда-нибудь учился? — усмехнулся Шигео и, накрыв девушку покрывалом, обернулся к воину. — Вообще-то на уроках об этом рассказывают, Георг.
— Я спать хочу! — буркнул воин и перевернулся на бок.
— Тебе на полу-то удобно?
— Нормально, не привыкать…

     Шигео разместился на той же кровати, на которой спала девушка, прямо на покрывале позади неё. Какое-то время поглаживал её по голове, пока сам не уснул. Но под утро принцесса решила сменить позу. В полусонном состоянии она начала переворачиваться на другой бок, а Шигео опрокинулся на спину, чтобы ей освободить место, и чуть было сам не упал с кровати. Еле удержавшись на краю, мужчина осторожно отодвинул девушку назад, а сам лёг на спину. Поправив подушку, Шигео подтянул к себе девушку поближе. Когда Эсфирь опустила свою голову ему на плечо, а руку положила на грудь, Шигео почувствовал себя самым счастливым мужчиной на свете. Он закрыл глаза и снова попытался уснуть, до рассвета оставалось немного. А под кистью принцессы, что покоилась на его груди, уже свернулся клубочком зеленый дракон и так же, как и хозяин, млел от близости родственной души.

     Шигео почувствовал, что Эсфирь просыпается, быстрым движением смочил в тазу с уже холодной водой руку, и этой самой мокрой рукой провёл по лбу, жалобно застонал.
— Эся, Эся…
Девушка открыла глаза и резко выпрямилась, опираясь рукой о его грудь. Шигео чуть сморщился от неожиданного нажима, а его татуировка-дракон змейкой юркнул за спину. Эсфирь быстро сориентировалась в обстановке, но думать о том, каким именно образом она оказалась в одной кровати с полураздетым хранителем, просто не было времени. В голове моментально воспроизвелись все события минувшего дня. Она устремилась ещё ближе к стонущему мужчине.
— Шигео, Шигео… Ты меня слышишь? Ответь, пожалуйста, — молила его девушка.
— Эся, милая… поцелуй… — еле вымолвил он.
— Что? — Эсфирь было подумала, что ослышалась.
— Почему ты меня не поцеловала? — он чуть приоткрыл глаза. — Ведь я же нашёл твою ленточку.
Эсфирь засомневалась в его искренности, но он так молил. А его голос. Невозможно устоять. Ещё и стонет так естественно.
— Тебя спасёт мой поцелуй? — стараясь удерживать сочувствующий тон, спросила девушка.
— Только он и спасёт. М-м-м…
Шигео снова стал изображать страдание. Девушка подалась вперёд. Опираясь на одну руку, другую она положила ему снова на грудь. Казалось, она действительно сейчас его поцелует. Но не тут-то было. Пока она опускалась к нему ближе, то успела-таки выбраться полностью из-под покрывала, а ту руку, что была на его груди, теперь целенаправленно двигала в сторону таза с водой. Шигео уже губы бантиком сложил в ожидании желаемого, но вместо этого на него обрушился поток ледяной воды. Мужчина от неожиданности подпрыгнул на кровати, стал жадно хватать воздух. Но холодная вода так его скрутила, что на какое-то время он просто оцепенел в полусидящем состоянии с выпученными глазами и раскрытым ртом. Эсфирь успела вовремя отскочить.
— Ой, — прижала она обе руки к губам.
— Эся!!! — взревел Шигео.
— Не поцеловала, потому что это не ты ленту нашёл, а я её поменяла! — затараторила девушка.
— Ах, ты! Негодяйка!!!
Стало ясно, что он намерен отплатить ей тем же. Сползая с мокрой кровати, он схватил кувшин, проверил, есть ли там вода, и стал медленно приближаться. Эсфирь не стала дольше ждать и ринулась в коридор. И спасением для неё стал Георг. Пролетев вихрем мимо него, она успела выкрикнуть:
— Спаси меня от этого чудовища.
Георгу ничего не стоило преградить тому путь. Шигео врезался в массивное пузо воина и отскочил метра на два назад.
— Ну что у вас тут опять произошло? — прогремел он.
— Она облила меня!
— И что?
— Я не заказывал душ. Но думаю, ей он тоже не помешает!
— Успокойся ты уже. Пошли завтракать…
— Пошли-пошли, — сник хранитель.
Но как только Георг отступил, Шигео снова попытался бежать. Но и эта попытка не увенчалась успехом. Воин успел ухватить того за руку, вырвать кувшин из неё и вылить содержимое на всё ту же мокрую голову.
— Нет воды — незачем дальше пытаться бежать за принцессой, — вынес вердикт воин и отпустил его руку.

     Вскоре все трое разместились на веранде в ожидании горячего завтрака…

Предыдущая глава